главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Повесть о сионистах
Перельштейн Т. Помни о них, Сион.
Иерусалим, 2003

Книга Товы Перельштейн (Рубман) «Помни о них, Сион» была написана на иврите, а затем переведена автором на русский язык. Литературную обработку текста осуществила Ривка Рабинович – Пелед. Она посвящена жизни еврейской молодежи сионистского подполья Украины и России и написана буквально кровью сердца. Това разослала ее выдающимся политическим и общественным деятелям Израиля. Но,как пишет автор, никто не проявил желания помочь  небольшой горстке уцелевших сионистов. Историей сионистского движения в Советском Союзе в годы террора занимались только историк Арье Ценципер и писатель Биньямин Вест, книги которых нынешнему поколению не известны.

 К сожалению, в книге Товы Перельштейн нет библиографии и именного указателя. Строго говоря, она не является историческим исследованием, хотя в ней приведено много исторических фактов,ярко  рассказано о многих человеческих судьбах. Скорее, это мемуары, построенные на большом документальном и фактическом материале, рассказывающие о сионистском движении, главным образом, на Украине. Красочно описана жизнь украинских местечек в дореволюционные годы,во время революции и гражданской войны, в годы советского террора и немецкой оккупации. В книге подробно с живыми деталями обрисовано маленькое местечко Купель – родина Товы, находившееся вблизи границы с Польшей и состоявшее целиком из еврейского населения. Ему посвящена большая глава книги. Интересно, что огромная часть еврейской молодежи Купеля активно участвовала в сионистском движении. Купель пережил во время революции и гражданской войны непрекращающиеся погромы белых и красных армий, а также предательство украинских соседей окрестных деревень. Описывается довоенная жизнь в Купеле, когда  жители добросовестно работали в колхозе и их колхоз по меркам того времени считался зажиточным. Это вызывало зависть близлежащих колхозов. В местечках хозяйничали так называемые «евсеки» – члены еврейской коммунистической фракции, грубо ломающие старый уклад и национальные традиции и за это ненавидимые населением. Това описывает ряд столкновений между «евсеками» и сионистской молодежью. Автор отмечает, что из-за благоприятного отношения к евреям в Первую мировую войну, жители Купеля не покинули свои дома во время Отечественной войны, за что дорого заплатили.Нацисты уничтожили всех евреев Купеля, в том числе родных Товы, а также евреев Фалштейна, Волочиска и многих других местечек и городов Украины. Равин Купеля Ицхак-Меир Глейзер – глава большой семьи Глейзеров – Шохотов, принимавших активное участие в сионистском движении, был зверски убит немцами,когда ,чтобы спасти заложников,сам пришел к немцам. Но они убили и заложников.(Часть членов этой семьи погибла в советских тюрьмах и лагерях, другие воевали и погибали на фронтах Отечественной войны, третьи были уничтожены нацистами и лишь некоторым в старости довелось  попасть в Израиль вместе с детьми и внуками) Во время оккупации украинское население снова всемерно помогало немцам. Однако в книге приведено несколько примеров, когда украинские крестьяне спасали еврейских детей. В частности, Тове Перельштейн рассказали, как в Волочиске (город рядом с Купелем) нацисты повесили украинскую женщину вместе с еврейской девочкой, которую она прятала. «Женщина до последней минуты успокаивала девочку и просила ее не бояться». Автор описывает о плачевное состояние еврейских кладбищ и захоронений и.наплевательское отношение к этому местных властей после войны.

В книге приведен ряд судеб еврейских патриотов–активистов различных групп сионистского движения  таких как Гехолуц,ЕвСМ,ха-Шомер-ха-Цаир и других, находившихся в подполье,– судеб молодых одаренных людей, отдававших все свои силы, а часто и жизнь за будущее своего народа. Попадая в руки КГБ, они всегда заявляли, что никогда не откажутся от своих убеждений. Рамки статьи не дают возможности рассказать о многих. Приведу рассказы Товы лишь о нескольких из них. Това называет семью Деревицких, из которой два брата уехали в Палестину еще в 20е годы, третий-Яков погиб на Колыме. Их сестра Мася Деревицкая и ее муж Абрам Сахнин после многочисленных, начиная с 1926 г арестов, тюремных заключений и ссылок, только в 1936 году получили с помощью Пешковой разрешение на выезд в Палестину, согласно закону о воссоединении семей. Там Сахнин несколько лет проработал заместителем мэра Хайфы. Лидером и идейным наставником молодых сионистов был Авраам Гальперин, который объединил молодежь различных сионистских групп. Он требовал от ссыльных, чтобы они учились, проводил различные политические диспуты. «Его приезд в украинские местечки превращался в праздник для евреев» пишет Това. Авраам Гальперин был расстрелян в 1937 году вместе с братьями Тартаковскими Арье и Шимоном. Его брат Ехиэль – активный сионист также находился длительное время в лагерях. Йоэль-Юлик Ратнер вступил в студенческую организацию «Бней Цион» еще гимназистом  в Астрахани в 1917 году. Затем он был членом «Цеирей Цион»и возглавлял штаб этой организации, руководя работой в регионах Советского Союза. Это был разносторонне одаренный человек: экономист,журналист, блестящий оратор и организатор, отличный спортсмен и любитель поэзии Впервые он был арестован в 1926, затем в 1935 году, а в1937 сослан на Колыму, где работал на золотых приисках. Там он погиб. Еще в 20е годы с юных лет участвовал в группе ха-Шомер ха-Цаир Яша Пичкарь. Вскоре он стал одним из ее лидеров. Впервые он был арестован в 1932 году.В 1935  Яков получил от Пешковой сообщение о замене ссылки на выезд и деньги на билет. Но власти задерживали оформление до тех пор, пока снова его не арестовали в 1937 году как главаря «контрреволюционной сионистской группировки.» Затем уже в лагере Дальбарчин в 1938 г был сфабрикован большой политический процесс против сионистов, главарями которого «назначили» пять человек. Среди них были Деревицкий и Пичкарь. Несмотря на избиения и пытки все  пятеро отказались подписать признания.Троих отправили на Колыму, откуда вернулся один Пичкарь, двух других–в среднеазиатский лагерь. Только в 1970 году Яков Пичкарь с женой и двумя дочками смог уехать в Израиль. В конце 90х годов он списался с Мемориалом в Ягодном на Колыме (руководитель Иван Паникаров), где организован сбор материалов о заключенных-колымчанах, составляются  книги памяти и поставлен памятник погибшим. Сама Това Перельштейн начала свою сионистскую деятельность в 17 лет еще находясь в родном местечке Купель. В дальнейшем она пережила три ареста, ссылки, лагерь на Колыме и только в конце 50-х смогла вместе с семьей через репатриацию в Польшу попасть в Израиль. В книге Товы детально описаны тюремный быт, этапы, колымские лагеря, которые автор изучила на собственном опыте. Читая книгу видишь, как много раз она находилась на грани смерти. Ее спасали только воля к жизни и друзья, которые помогли этой маленькой хрупкой девушке перенести все и остаться живой и несломленной. В бараке»контрреволюционеров» Това сблизилась с известной эсеркой Екатериной Олицкой, которая многому ее научила.Прекрасно написана история дружбы Товы с лошадью, когда она работала возчиком, рассказы о помощи уголовника Кости. Хороший доверительный язык книги, умение дать красочные портреты, окружавших автора людей, описать с юмором отдельные часто трагические стороны лагерного быта, выгодно отличают повесть от многих подобных воспоминаний.

.Работая в Государственном Архиве Российской федерации (ГАРФ) в фонде Красного Креста помощи политзаключенным, возглавлявшемся Екатериной Павловной Пешковой, я встречала много писем, имеющих отношение к сионистам. Среди них есть имена людей, о которых рассказано в книге «Помни о них, Сион.» В письмах известно лишь об отдельных эпизодах, связанных с арестами, политизоляторами, голодовками, просьбами о розысках и «замене»ссылки на выезд. В книге Товы Перельштейн можно узнать о дальнейшей судьбе этих людей, радоваться за одних и горевать о погибших. Ведь читая письма, нельзя остаться равнодушным и трудно смириться, что нельзя им хоть чем-то помочь, хотя и понимаешь из нашего времени, что это бессмысленно. Перельштейн пишет.о Пешковой с большой благодарностью и теплотой. Это был единственный адрес, по которому можно было получить ответ, совет, а часто и реальную помощь.  Пешкова и ее сотрудники сообщали о приговорах, разыскивали родственников арестованных и их самих, добивались свиданий в тюрьмах. Помимо денег и посылок,средства на которые часто присылали сионистский фонд и родственники из-за границы, Пешкова помогла многим сионистам получить замену лагеря или ссылки на выезд в Палестину.и деньги на проезд. Многие ветераны сионистского движения обязаны ей жизнью. Позднее разрешение на “замену” было прекращено, а в середине 1937 года Пешковский фонд был закрыт по приказу Ежова.

Свою книгу Това Перельштейн посвятила памяти товарищей по сионистскому подполью – расстрелянных, погибших в концлагерях, политизоляторах, режимных лагерях, на урановых рудниках, шахтах и лесоповалах. В повествовании звучат горькие слова о том, что эти люди, отдавшие свою жизнь за возрождение  Эрец Исраэль, не получившие в результате жестокостей советского режима образования и профессий, не встретили в Израиле, куда выжившие смогли попасть уже старыми и больными, понимания и помощи. Даже во время столетнего юбилея Первого Сионистского конгресса герои сионистского подполья, погибшие во имя независимости своего народа, не были упомянуты. Тове Перельштейн сейчас 90 лет. Ее книга напоминает нам о страданиях, которые перенес еврейский народ, чтобы иметь свою независимую родину. Память об этих людях должна быть священна для жителей Израиля. Главное желание автора сохранить имена своих товарищей, погибших за то,»чтобы евреи на Украине и в России остались евреями,жили в своем еврейском государстве, чтобы их имена остались высеченными на камне для будущих поколений». Хочется надеяться, что прочтя книгу дети и внуки тех,кто погиб в застенках Лубянки, в лагерях ГУЛАГа, будут гордиться своими замечательными предками. Труд Товы Перельштейн заслуживает самого глубокого уважения.

Майя Кофман
член «Мемориала» Москва