главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью

главная / о нас

О САЙТЕ

Сайт создан в декабре 2004 года.
С 27 февраля 2008 года ведётся подсчёт посещений сайта. С этого времени основные страницы сайта посетили человек.

 

Идея этого сайта родилась из желания предать гласности результаты многолетней работы НИПЦ “Мемориал”, посвященной сбору информации о социалистах и анархистах, боровшихся с большевистским режимом и репрессированных им. Мы надеемся таким образом включить в этот процесс родственников репрессированных социалистов и анархистов, а также исследователей этой темы. Мы стремимся объединить усилия очень разных людей в решении общей для всех нас задачи – восстановления исторической правды и справедливости, увековечения памяти об этих людях, изучения их духовного мира и системы ценностей. Мы хотим использовать возможности, которые нам дает Интернет, чтобы все новые дополнения и уточнения моментально становились доступны всем пользователям и специалистам.

Не менее важно для нас, что эта работа продолжает те традиции исследования “левого” сопротивления советскому режиму и субкультуры российского революционера, которые были заложены диссидентами еще на рубеже 70-80-х годов прошлого века в сборниках “Память” и “Минувшее”, и в начале 90-х продолжены в сборниках “Звенья”, выпущенных обществом “Мемориал”. Впрочем, эти традиции и подходы появились не на пустом месте, а сами стали продолжением богатейших традиций “Былого”, “Голоса минувшего”, “Голоса минувшего на чужой стороне”, “Каторги и ссылки”, “Социалистического вестника”, “Революционной России”, “Воли России”, “Современных записок” и “Нового журнала”; традиций, глубинно чуждых официальной идеологии и мифам, внедряемым в сознание миллионов читателей “Истории КПСС”.

Мы хотим, чтобы темы “левого” сопротивления советскому режиму, духовного мира российского революционера и традиций демократического социализма со страниц сборников, рассчитанных на достаточно узкий круг интеллигенции и доходящих только до наиболее крупных библиотек, перешли на страницы нашего сайта и стали доступны всем интересующимся.

Есть еще одна важная цель у нашего сайта – в условиях “феодальной раздробленности” исторической (и не только исторической) науки, когда книги и статьи, изданные в одном регионе, не попадают в другой, когда историки, работающие по близкой проблематике, годами не подозревают о существовании друг друга, когда возможность опубликоваться, особенно для начинающего историка, является нередко проблемой, а в научные журналы “стоят длинные очереди”, когда поездки на конференцию или для работы в столичные архивы и библиотеки стали непозволительной роскошью для большинства российских историков, чьи зарплаты далеко за чертой реального прожиточного минимума – использовать возможности интернета и попытаться создать этим сайтом некое единое информационное поле, некую научную площадку для историков, изучающих освободительное движение в России и сопротивление социалистов и анархистов большевистскому режиму.

Мы бы хотели, чтобы помимо просветительских и общенаучных своих функций, сайт выполнял еще и специфические функции научного клуба и специализированного научного журнала. Мы хотим с вашей помощью и при вашем активном участии - следить за всеми книгами и статьями, выходящими в стране, проводить дискуссии и круглые столы, печатать рецензии и полемические статьи, размещать на наших страницах тексты ваших книг, статей, диссертаций, сборников документов и т.д., искать новые подходы и новые темы исследований, связывать и знакомить между собой, узнавать и сообщать вам о значимых научных событиях – конференциях, круглых столах, презентациях, защитах кандидатских и докторских диссертаций, предоставлять возможность любому, в том числе и начинающему историку, высказаться и быть услышанным. Мы будем стараться, чтобы наш сайт был полезен всем историкам, и особенно - молодым историкам, только-только входящим в тему и не имеющим зачастую ни достаточно квалифицированного научного руководства, ни доступа к необходимой информации, ни возможности заинтересованного профессионального общения. Мы не знаем, в какой степени нам удастся реализовать это наше стремление, но знаем, что это во многом будет зависеть и от наших коллег, которых мы зовем к совместной работе и к сотворчеству для того, чтобы дать новый импульс в исследовании и биографике как освободительного движения в целом, так в особенности – сопротивления социалистов и анархистов большевистскому режиму (теме, закрытой для исследователей многие десятилетия, серьезное изучение которой еще впереди).

Наш проект не сводится к традиционному для “Мемориала” аспекту – рассказу о репрессиях против социалистов (хотя и эти задачи для нас крайне важны). Задача гораздо шире – и для ее уяснения надо сказать о множестве мифов, подменяющих реальную историю социалистического движения в России и противостояния его “демократического” и “тоталитарного” вариантов.

Большевики и демократические социалисты – есть ли разница?

Само обращение “Мемориала” к этой теме, вероятно, вызовет у некоторых людей удивление. Действительно, зачем “Мемориалу”, который в стереотипах массового сознания воспринимается как сугубо правозащитная организация, да еще к тому же ярко выраженных либеральных воззрений, обращаться к социалистам и анархистам 20-х годов ХХ века, проблемам их субкультуры и ментальности, к их трагическим судьбам?

Зачем исследовать и тем более увековечивать память о социалистах, в среде которых родился большевизм, впоследствии создавший первую в мировой практике тоталитарную систему? Разве не следует осудить всех, кто своей борьбой с царским режимом ослабил и расшатал его, открыв путь большевистской диктатуре? Стоит ли проводить особые различия между большевиками, с одной стороны, и меньшевиками, эсерами и анархистами, с другой? Не логичнее ли распространить свое неприятие коммунистических экспериментаторов и на социалистов любых оттенков?

Да, подобное “распространение” вполне логично, но вместе с тем и совершенно антиисторично. Оно приводит к игнорированию того факта, что леворадикальное движение дало России и миру не только С.Г.Нечаева, В.И.Ленина, Л.Д.Троцкого, И.В.Сталина, но и П.Л.Лаврова, М.А.Бакунина, П.А.Кропоткина, Е.К.Брешко-Брешковскую, Г.В.Плеханова, Ю.О.Мартова, В.М.Чернова и многих других; не только “Катехизис революционера”, идеи диктатуры и кадры “социальных экспериментаторов”, но и идеи Учредительного Собрания, идеи демократического и правового государства, родившиеся из желания защитить личность от посягательства власть предержащих.

В самой “революционной” среде и до и после революции шли очень неоднозначные и разнонаправленные процессы, разводившие бывших союзников и друзей по разные стороны баррикад. Эти баррикады прошли отнюдь не только между большевиками и остальными революционерами, они прошли через все партии, разделив эсеров, меньшевиков, анархистов – на тех, кто принял новый режим и его методы, и тех, кто видел в большевиках преступников. Они прошли порой и по семьям, превращая родственников во врагов.

При определении места социалистов и анархистов в истории России ХХ века, конечно же нельзя игнорировать и тот факт, что гражданская война – это не только борьба красных и белых, но и борьба социалистов и с теми, и с другими (по меткому выражению видного эсера А.А.Аргунова, против “двух большевизмов”, “большевизма слева” – коммунистов, и “большевизма справа” – белогвардейцев, чей антидемократизм и авторитарность роднили их с их заклятыми врагами). Поступать иначе - это значит не заметить один из первых и весьма значительный этап гражданской войны, который сами большевики называли “демократической контрреволюцией”.

Cоциалисты и анархисты являлись леворадикальной частью политической элиты страны – элиты, почти поголовно уничтоженной большевистским режимом, элиты, отсутствие которой мы сегодня так остро ощущаем. Отсутствие сегодня в нашей стране социалистических и социал-демократических партий, являющихся на Западе мощнейшей силой, много сделавших для развития демократии и защиты прав человека, - это одно из прямых следствий поголовного уничтожения российских левых, приверженцев идей и практики демократического социализма.

Для нас, вышедших из недр советского общества, словосочетание демократический социализм кажется странным и режущим слух, употреблять которое можно лишь в кавычках. Но употребляя его без кавычек, мы ничего не выдумываем, мы лишь продолжаем старую традицию, заложенную еще в 20-е годы эсерами и меньшевиками, считавшими свои партии партиями демократического социализма, а себя, в свою очередь, частью европейского и мирового демократического социализма. Выжившие в эмиграции последние видные эсеры и меньшевики в начале 1952 года подписали документ о своем стремлении к “единой партии демократического социализма в России”. Вот, что писали об этом меньшевики год спустя, приветствуя юбилей видного эсера М.Вишняка: “Староверу народничества, М. В-у не легко было найти путь к тесному сотрудничеству с с.-д.-ами. Тем более мы это сотрудничество ценим. М.В. вместе с нами подписал и “заявление 14”, наметившее в начале прошлого года пути создания в будущем единой партии демократического социализма в России”1.

Другим фатальным следствием уничтожения “антитоталитарных” левых стало то, что были прерваны традиции, доминировавшие в этой своеобразной “революционно-интеллигентской политической контркультуре”. Конечно же, прав был историк Андре Либих, писавший, что “… когда “Социалистический Вестник” закончил свое существование в американском изгнании в 1963 году, исчез последний кружок интеллигенции ХIХ века”2.

При абсолютном господстве в политической жизни страны большевиков (стремительно мутировавших) взамен старых традиций и политической культуры утверждались новые, сильно отличавшиеся от морали и традиций гуманистической русской интеллигенции.

Были ли социалисты серьезной угрозой для большевистской власти, несли ли они альтернативу ей? Представляется, что бельгийский социалист Эмиль Вандервельде был недалек от истины, когда в июне 1922 г. на свидании с обвиняемыми 1-й группы на судебном процессе над с.-р. прогнозировал уже на второй день после легализации партии ее массовость и превращение в мощную политическую силу в стране. Феномен Февраля 1917 г., когда некоторые политические партии возродились, подобно птице Феникс, вполне мог повториться. Именно на это надеялись и оставшиеся верными своему партийному знамени несколько тысяч социалистов, на это надеялась и “социалистическая” эмиграция – общим лейтмотивом и тех и других было – “сберечь масло в светильниках”. Вовсе не случайно, что меньшевики издавали за границей  “Социалистический Вестник” в качестве “органа РСДРП”, аж до 1963 года, надеясь что их идеи и опыт будут все же востребованы в России.

Но именно этого всерьез опасалась в 20-30-е годы большевистская власть, понимавшая, что при благоприятных внешних условиях эти несколько сотен или тысяч “выкристализованных” и самых стойких партийных функционеров всех уровней способны на быстрое воссоздание своих партий. Впрочем, это возрождение было возможно лишь при наличии как минимум трех условий – физического сохранения партийных кадров (пусть и рассеянных по тюрьмам, ссылкам и эмиграции), а также привлекательности проповедуемых партией идей и ее имиджа. Поэтому, если возрождение, скажем, эсеровской и меньшевистской партий в случае гипотетического ослабления режима в начале 20-х годов было более чем вероятно, то к началу 30-х оно было бы весьма осложнено теми ярлыками и стереотипами, которые внедрили в массовое сознание большевики, а к началу 40-х и особенно 50-х стало бы уже просто невозможным (впрочем, к этому времени партийные кадры были уже практически все физически уничтожены).

Необходимо подчеркнуть, что даже уничтожив последних эсеров, меньшевиков и анархистов (уцелели буквально считанные единицы), власть еще многие годы “разоблачала” их идеи, “предательскую” сущность и т.п., создавая живущие по собственным законам исторические мифы. Развенчание этих мифов и есть одна из наших задач.

Мифы и реальность

Многие из стереотипов и упрощенных взглядов, которыми до сих пор буквально нашпиговано общественное сознание, были сформулированы еще В.И.Лениным и “Кратким курсом истории ВКП(б)”, но сегодня, несколько трансформировавшись, они уже вошли составной частью в новые “постсоветские” стереотипы, при всей разнице акцентов не менее далекие от исторических реалий, чем советские.

Одним из ярких примеров является оценка роли и места в нашей истории радикальной интеллигенции и особенно ее социалистической части. В советское время средствами пропаганды (в том числе и такими яркими фильмами, как, например, трилогия о Максиме, снятая в 30-е годы и давшая ряд шаржированных, но запоминающихся образов меньшевиков, эсеров и анархистов, и более тонкая и менее прямолинейная трилогия “Хождение по мукам” (версия 70-х годов)), было создано устойчивое представление, скажем, об эсерах как о людях крайне несерьезных, экзальтированных, истеричных, перемежающих бросание бомб с пустыми патетическими речами, прекраснодушных утопистов. Для анархистов был создан двоякий стереотип – это либо полупьяный погромщик в тельняшке, обвешанный с ног до головы маузерами и гранатами и опоясанный пулеметными лентами, либо “идейный” анархист в виде всклокоченного и явно давно немытого субъекта , чьи разглагольствования заставляют усомниться в его психическом здоровье. Образ меньшевика – это все тот же интеллигент, занудливо объясняющий, почему надо идти “два шага вперед, три назад”. Удивительным образом советские мифы порой перекликались с оценками жандармов (так, знаменитый автор «полицейского социализма» С.В.Зубатов, приветствуя в 1916 году выход книги своего коллеги А.И.Спиридовича “Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. 1996-1916 гг.”, в письме к нему восклицал: “Душа этой доморощенной партии неисправимых утопистов, органических беспорядочников и сентиментального зверья - террор - схвачена, усвоена и прослежена Вами превосходно"3). Эти же мифы в значительной мере присутствуют и в современных стереотипах. Одна из самых расхожих и внедряемых в массовое сознание сегодня оценок эсеров: революционаристская, почвенническая партия, сочетавшая в своей программе социалистические утопии и консервацию патриархальных пережитков, своим террором разжигавшая накал страстей в обществе, открывшая дорогу большевистскому террору, который трактуется как прямое и логическое продолжение эсеровского террора.

Понятно, что новые мифы вполне устраивают и тех, кто сегодня пытается затушевать авторитарность и косность царской власти.

Но эти мифы устраивают тех, кто ни во что не верит, а вновь исходит из соображений политической целесообразности, стремясь сохранить устраивающее их status quo.

Вольнодумство (инакомыслие) и социалисты

Нового осмысления заслуживает и сложившаяся система дробления единого в своей логике исторического явления, которое можно условно назвать “политическим инакомыслием в России”. Дробление это было вызвано многими причинами, в том числе и желанием отделить “чистых” от “нечистых” (реализованное в советское время, это желание отнюдь не умерло и в постсоветское). Привычка к селекции, к определению, кто достоин, а кто нет быть занесенным на скрижали истории, давно уже стала прочной, но отнюдь не лучшей традицией нашей официальной истории. Повторяя по привычке придуманные в разное время и даже в разные эпохи такие термины, как “освободительное движение”, “революционное движение” (раздробленное Лениным и вслед за ним советскими историками на три этапа – декабристский, разночинский и пролетарский), “либерализм”, “диссидентство” и т.д., мы зачастую не замечаем, что при всех серьезных различиях у них есть достаточно общего, чтобы рассматривать их как нечто единое.

Разве Радищев в системе общественных отношений своего времени не инакомыслящий? А Пестель? Если мы посмотрим на декабристов, петрашевцев, народников, народовольцев, кадетов, социал-демократов, социалистов-революционеров, анархистов, советских инакомыслящих и диссидентов разных оттенков, то у большинства из них мы обнаружим, как минимум, такие общие черты:

1) Оппозиционность к власти, в том числе и оппозиционность внутренняя, основанная на активном неприятии психологии и ментальности чиновника, никогда не являвшегося идеалом для этих людей;

2) Желание изменения (в разной степени, направлениях, разными методами и т.д.) существующего государственного и общественного устройства;

3) Желание свободы, желание быть гражданами, а не подданными, и требование политических и гражданских свобод;

Главное, что инстинктивно многие из них это родство душ ощущали. Социалисты и анархисты начала ХХ века спорили о том, кто из них подлинный продолжатель дела декабристов, народников и народовольцев. Но еще более показательно то, что часть диссидентов 70-х с упоением читала Юрия Давыдова и чувствовала симпатии к совершенно для них политически неприемлемым народовольцам и совсем не тянулась к “идейно-близким” кадетам. Может быть, такая парадоксальная вещь происходила от того, что напряженность, отчаянность вызова, который они бросали власти, и последствия этого вызова вполне были сопоставимы только на этом уровне аналогий – и тут и там практически самопожертвование (в то время как у кадетов планка репрессий выше ссылок, как правило, не поднималась), и тут и там непонятость собственным народом, и тут и там надежда лишь на будущее, и тут и там уверенность в том, что их идеи верны, а значит, пора действовать, а следовательно, и тут и там фактически единый принцип, рожденный народовольцами (и повторяемый социалистами): “Делай как дoлжно, и пусть будет, как будет”. Таким образом, в этом случае (и не только в этом), пожалуй, можно говорить о явном духовном родстве при совершенно разных политических взглядах (впрочем, и тут и там – политические свободы и демократия).

И совершенно не случайно четыре десятилетия спустя В.Т.Шаламов сравнит суд над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем с процессом над ПСР: “Со времени дела правых эсеров – легендарных уже героев революционной России – это первый такой политический процесс. Только правые эсеры уходили из зала суда, не вызывая жалости, презрения, ужаса, недоумения…”4 Собственно говоря, именно благодаря этому совершенно фантастическому (с точки зрения советской ментальности) сравнению двух процессов – эсеров и писателей-диссидентов, большинство диссидентов впервые “заметили” эсеровский процесс. А не будь этому процессу посвящено несколько строк в солженицынском “Архипелаге ГУЛАГ”, о нем сегодня никто, кроме специалистов, и не знал бы.

Скользнули же мимо интеллигенции строки В.Т.Шаламова об эсерах из его рассказа “Лучшая похвала”, написанном в 1964 г. и посвященном эсеру А.Г.Андрееву, с которым Шаламов сидел вместе в Бутырках и который похвалил Шаламова, сказав, что тот “может сидеть в тюрьме”. Эта похвала Андреева , по словам Шаламова – “была самой лучшей, самой значительной, самой ответственной похвалой в моей жизни. Пророческой похвалой”. Размышляя о судьбах эсеров в бутырской камере, Шаламов восклицал: “Эсеровская партия – партия трагической судьбы. ...Это были лучшие люди России, цвет русской интеллигенции, по своим нравственным качествам все эти люди, жертвовавшие и пожертвовавшие своими жизнями, были достойными преемниками героической “Народной Воли”, преемниками Желябова, Перовской, Михайлова, Кибальчича.

И в свержении самодержавия эсеровская партия сыграла великую роль. Но история не пошла по ее пути. И в этом была глубочайшая трагедия партии, ее людей.

Такие мысли приходили в голову часто”5.

Возможно ли сегодня, осмысливая вновь наше недалекое историческое прошлое, вновь заниматься селекцией и перекраиванием собственной истории, исходя из политических пристрастий? Возможно ли уподобиться тем, кто снискал себе на этом поприще недобрую память, отличаясь от них лишь переменой плюсов на минусы и наоборот?

Представляется, что социалистов - и как создателей партий (по сути дела бывших элементом гражданского общества, которое, несомненно, формировалось в России с конца ХIХ в., хотя и медленно и очень парадоксально), и как личностей, создавших свою субкультуру, - невозможно изъять из истории общественно-политической жизни ни дореволюционной, ни советской России.

Борьбу социалистических партий против большевиков после Октября 1917 г. следует рассматривать в том числе и как борьбу гражданского общества с людьми, на деле отрицающими его принципы и нормы.

Это еще одна причина, почему нельзя игнорировать борьбу тех нескольких тысяч социалистов и анархистов, продолживших драться “не за страх, а за совесть” с новым врагом – диктатурой коммунистов, как боролись они и с царизмом, бороться за свои прежние идеи и ценности – политические свободы и право народу самому определять свою судьбу. Для многих из тех, кто стал бороться с коммунистическом режимом, именно это оказалось главным в идеологии их партий. Весьма показательно, что видный эсер М.В.Вишняк, оспаривая уже в эмиграции в 50-е годы в статье “Оправдание народничества” традиционный тезис о том, что центральным ядром народнической (и эсеровской) идеологии является вопрос об “особых путях” развития России, заявлял: “Если говорить о главном или главнейшем признаке в идеологии народничества, на протяжении всей истории народничества он выражается в признании народа определяющим агентом русской истории, ее правообразующим фактором - в меньшей степени в прошлом, в возрастающей степени в будущем”6. Не менее важным признаком народнической идеологии он считал подчеркивание ценности человеческой личности и создание демократического общественного устройства. Во многом с ним был солидарен и М.М.Карпович (один из авторов сборника “Судьбы России”, изданного в 1957 г. “Объединением российских народников”, возглавлявшимся А.Ф.Керенским), который отмечал: “Народничество 70-х годов было “религией социального долга”, но среди его учителей были Лавров, видевший главного двигателя прогресса в “критически-мыслящей личности”, и Михайловский, поднявший знамя “борьбы за индивидуальность”. ...Свобода личности была для них неразрывно связана с ее ответственностью, с сознанием ее нравственного долга перед каждым из “братий по крови”, как писал Белинский. В народничестве 70-х годов эта связь свободолюбия с народолюбием сказалась с особой напряженностью, и знаменитое “хождение в народ” при всей его политической неподготовленности и бесплодности навсегда останется примером высокого морального воодушевления и бескорыстной жертвенности. ...И так же, как в вопросе об отдельной человеческой личности, так и в своем отношении к народу (в условиях того времени это было прежде всего крестьянство) русская интеллигенция видела в нем не средство для достижения своих целей, не опытное поле для произведения социально-политических экспериментов, а своего рода коллективную личность, в которой она уважала ее самобытность и чаяния и нужды которой она стремилась познать. ...С признанием за народом права на самобытное существование была неразрывно связана идея народной самодеятельности, народного самоуправления. В своем логическом развитии эта идея приводила к мысли о необходимости создания в России правового демократического государства. Не все из свободолюбивых течений русской общественной мысли пришли к этому выводу с надлежащей быстротой, а некоторые из них вообще его не сделали”7. Весьма важен вывод М.М.Карповича, выражавшего общее кредо последних народников: “Подлинное возрождение России может произойти только на путях свободы и народной самодеятельности и в рамках правового демократического государства”8.

У нашего интереса (вернее было бы сказать – у нашего долга перед этими людьми) есть и моральная подоплека - сохранение памяти об этих людя.

Конечно, уже самим названием нашего сайта мы хотим подчеркнуть, что нам интересны не только и не столько репрессии власти и ее карательная система (впрочем, эта традиционная уже для “Мемориала” тема, безусловно, также будет в сфере  нашего внимания), сколько противостоявшие им люди (и их судьбы), которые были не только “лагерной пылью”, не только жертвами, не только материалом для карательных упражнений власти. Они были прежде всего и более всего – борцами, гражданами, личностями, со своим богатым внутренним миром, со своими идеалами, понятиями и честью. Нам интересны эти люди прежде всего как граждане, как мужественные люди, цели которых во многом совпадали с тем, что содержится в понятии гражданского общества и чего хотим сегодня мы.

Цели и задачи нашего сайта

Говоря о необходимости нового осмысления единого в своей логике исторического явления, которое можно условно назвать “политическим инакомыслием в России”, мы рассматриваем наш сайт как отправную точку, от которой мы в дальнейшем (когда позволят силы и средства и когда будет накоплен достаточный опыт) будем двигаться по самым различным направлениям (в том числе, и расширяя хронологические рамки) и затрагивать самые разные темы.

Первоочередность и особая актуальность работы именно с “советским материалом” объясняется прежде всего тем, что дореволюционный и советский периоды “социалистической оппозиции” несопоставимы по степени изученности. Это касается и мемуарной литературы, и публикаций документов, и научной исторической литературы. (Впрочем, во избежание недоразумений, особо подчеркнем, что в советское время далеко не все периоды и сюжеты дореволюционного периода проблемы были исследованы одинаково объективно и подробно. Даже в таких темах, как народничество и народовольчество, к которым после запретов 30-х годов, с конца 50-х – начала 60-х вновь “подпустили” историков, далеко не все было затронуто и осмыслено. То же самое можно сказать и о самой излюбленной теме советской историко-партийной науки – становлении социал-демократического движения в России, генезиса и развития большевизма. Здесь также были установлены жесткие табу и “красные флажки”, причем нарушения карались беспощадно. А уж какие потоки лжи и фальсификаций обрушивались в течение многих десятилетий на политических противников и конкурентов большевиков из социалистического лагеря – эсеров, меньшевиков и анархистов, и говорить-то не стоит. Поэтому “горы” литературы не должны вводить в заблуждение, так как в подавляющем большинстве случаев количество так и не перешло в качество.)

Необходимо продолжать и максимально усиливать работу по введению в научный оборот архивных материалов.

Еще одна цель нашего сайта - попытаться преодолеть настороженность, до сих пор весьма распространенную в среде историков к таким “неудобным”, “спорным” темам, далеко не всегда приветливо принимаемым членами диссертационных советов, часть из которых до сих пор находится в плену прежних представлений и стереотипов. Сделать это можно, лишь разрабатывая эту тему, вводя в оборот новые источники и новые знания, с одной стороны, привлекающие к ней исследователей, с другой – стирающие клеймо “неакадемичности” и “проблемности”.

Крайне актуальна и задача помощи тем молодым ученым, которые возьмутся за изучение всех этих проблем в ситуации отсутствия научных школ – помощи научными идеями, обсуждениями, знакомством с новыми документами и статьями, возможностью высказаться и быть услышанным.

Нельзя забывать и о том, что время 20-30-х годов значительно ближе к нам, значительно болезненнее, и отсюда вытекает необходимость восстановления исторической справедливости, нужной всему нашему обществу и особенно родственникам оболганных и репрессированных (и далеко не всегда реабилитированных) социалистов.

Но, обращаясь к разным страницам и сюжетам сопротивления “антитоталитарных левых” советскому режиму, мы не собираемся отрывать их от корней – от дореволюционного периода. Мы, безусловно, будем помещать самый разный материал, дающий возможность увидеть и понять самые разные стороны существования и деятельности революционного социума до 25 октября 1917 г. Но, чтобы не превратить наш сайт в свалку всего того разного, что было написано о революционном движении в России рубежа ХIХ – ХХ веков, мы в качестве приоритетных тем выделяем не исследование партийной тактики и состояния или действия тех или иных партийных организаций в той или иной губернии в 1903 г. или в 1905-1907 гг., а то, что исследовано значительно хуже, – субкультуру и ментальность российского революционера, образ его жизни и быта, “борьбу за политрежим” политзаключенных и ссыльных и, конечно же, историю идеи демократического социализма и анархизма.

Если же попытаться цели и задачи нашего сайта выразить тезисами, то они будут выглядеть так:

    Восстановление более объективной картины истории нашего общества и разрушение стереотипов.

    Усиление интереса и внимания к этой трагической и актуальнейшей странице нашей истории

    Предоставление возможности родственникам и всем желающим узнать судьбу репрессированных “антитоталитарных левых” и принять участие в дополнении и написании их биографических справок.

    Введение в научный оборот новых интеллектуальных продуктов “Мемориала” – “Общего списка” и “Пополняющихся биографических статей и биограмм социалистов и анархистов – участников сопротивления большевистскому режиму (25 октября 1917 – конец 1930-х годов)”.

    Введение в научный оборот неопубликованных документов и материалов.

    Предоставление возможности использования посетителями сайта (в том числе и начинающими исследователями, лишенными возможности пользоваться серьезными библиотеками) републикуемых материалов: подборок документов, воспоминаний, статей, фрагментов монографий и т.д.

    Оказание помощи молодым историкам, только входящим в тему и не имеющим, как правило, ни достаточно квалифицированного научного руководства, ни доступа к необходимой информации.

    Создание весьма важной дополнительной площадки, где найдут применение своим силам все желающие этого историки, получающие возможность не только обрести ценнейшую информацию, но и высказаться и быть услышанным. Мы хотели бы, чтобы помимо других своих функций сайт выполнял бы и функции научного клуба и специализированного научного журнала.

    Обеспечение не на словах, а на деле сотрудничества и сотворчества с нами всех желающих – от родственников наших героев до историков.


Приглашение к сотворчеству

Начиная это грандиозное дело, мы надеемся на помощь всех заинтересованных и неравнодушных людей в воссоздании этой страницы нашей истории – истории жизни и борьбы, ментальности и биографий людей, о многих из которых мы знаем сегодня только имя. Наполнение нашего сайта монографиями, статьями, мемуарами, фотографиями, рецензиями и т.д. также будет во многом зависеть от вашей помощи.

Мы не предлагаем вам готовый и окончательный продукт, и не рассматриваем вас лишь как потребителей его, а предлагаем принять участие в этом общем и очень значимом деле.

Мы надеемся на помощь родственников социалистов и анархистов, репрессированных властью – мы будем рады увековечить память о вашем родственнике и ждем от вас информацию, воспоминания, письма и документы (в том числе и в ксерокопиях), фотографии. Для нас будут очень важны и ценны любые ваши уточнения и исправления ошибок, вкравшихся в наши материалы, любые дополнения. Все документы (как подлинники, так и копии), которые вы решите передать в дар “Мемориалу”, будут сдаваться в его архив, где на основе этих документов будут создаваться личные архивные фонды ваших родственников. Мы очень хотели бы надеяться на то, что со временем с вашей помощью нам удастся создать серьезнейший архивный фонд, посвященный социалистам, на основе которого историками будут писаться книги и делаться сборники документов. Безусловно, очень многое из присланных и переданных Вами документов будет опубликовано на страницах нашего сайта. Представляется, что в условиях, когда многие книги не доходят до библиотек и книжных магазинов большинства российских городов, в условиях профессиональной разобщенности историков, отсутствия специализированных журналов – крайне важна возможность не только получить информацию, но и быть услышанным, в том числе и ведущими специалистами по этой проблематике, многие из которых будут участвовать в работе сайта.

Мы надеемся на помощь и соучастие и маститых историков, и аспирантов и студентов, и, конечно же, краеведов – всех, кто способен обогатить наше общее знание хотя бы еще одним штрихом и мыслью. Мы ждем от вас заинтересованного участия, ждем ваших статей, ваших замечаний и дополнений по биографиям социалистов, ждем ваших публикаций документов, ждем ваших рецензий на современную литературу по этой теме, ждем вашего участия в дискуссиях и научной полемике.

Примечания

1 Семидесятилетие М.В.Вишняка // Социалистический Вестник. Январь 1953. С. 17.

2 См.: Указатели журнала Социалистический Вестник. 1921-1963 // Социалистический вестник, Сборник: 1964-1965. Paris. 1992. С. ХVIII

3  Письмо С.В.Зубатова А.И.Спиридовичу по поводу выхода в свет его книги “Партия социалистов-революционеров и ее предшественники” // Красный архив. 1922. № 2. С. 281.

4 Цит. по: Янсен М Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров. М., 1993. С. 7.

5 Цит. по: Шаламов В. Избранное. СПб., 2003. С. 224-225.

6  Вишняк М. Оправдание народничества // Новый журнал. Нью-Йорк, 1952. Кн. 30. С. 232.

7 Карпович М.М. Традиции русской общественной мысли // Судьбы России. Сб. статей. Нью-Йорк, 1957. Вып. 1. С. 15-17.

8  Там же. С. 25.

Ссылка при использовании материалов нашего сайта обязательна (при использовании авторских материалов - с указанием имен авторов и названием их работ)

Редколлегия сайта может не разделять мнения, высказываемого авторами публикуемых материалов.