главная / о сайте / юбилеи / анонсы / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

С. П. Звягин
(Кемерово)

Эсер Е. Ф. Роговский: попытка реконструкции биографии

Опубликовано в кн. : Политические партии, организации, движения в условиях кризисов, конфликтов и трансформации общества: опыт уходящего столетия: Мат.конф. – Ч.1. – Омск, 2000. - С. 113 - 120.

В ночь на 18 ноября 1918 г. в Омске в ходе “колчаковского” переворота были арестованы председатель Всероссийского правительства Н. Д. Авксентьев, его заместитель А. А. Аргунов, член правительства В. М. Зензинов и товарищ министра внутренних дел заведующий милицией Е. Ф. Роговский1. Если про первых трех кое-что известно, то данная публикация является, по видимому, первой попыткой воссоздать биографию Е. Ф. Роговского.

Родился Евгений Францевич в 1888 г. в Саратове2. Февральская революция 1917 г. застала недавнего политического ссыльного, юриста по образованию в Иркутске. Здесь он служил помощником присяжного поверенного М. А. Кроля - известного в Сибири социал-революционера. Е. Ф. Роговский был связан тесной дружбой с такими эсерами как Гоц, Краковецкий, Файнберг, Кругликов, Тимофеев и другими. Будучи в феврале-марте 1918 г. начальником Иркутской городской милиции Е. Ф. Роговский, как писали позже газеты, обращал внимание на “внешность”, часто показывался в свите верхом на прекрасной лошади, особенно во время манифестаций. Милиция при нем, набранная из бывших ссыльных и солдат, морально упала ниже городовых былого времени и на воров и прочее почти не обращала внимания, порядка в городе не было3.

Иркутские газеты тех лет связывали с его именем следующую историю. Весной 1917 г. чины милиции Иркутска решили “заведенную” на их деньги икону Святого Алексея - митрополита Московского с киотом и оградкой, находящуюся в управлении милиции, подарить местному кафедральному собору. Это решение было передано Иркутскому губернскому комиссару И. А. Лаврову и начальнику милиции Е. Ф. Роговскому. Однако икона в собор так и не поступила, а ее место в здании управления милиции занял ящик с казенными деньгами4.

19 марта 1917 г. вместе с И. Г. Церетели5 и другими бывшими ссыльными Е. Ф. Роговский вернулся в Петроград. Здесь он по протекции эсеров был назначен градоначальником. Как писала Н. Берберова, он арестовал В. М. Пуришкевича. С ее же слов С. П. Мельгунов считал Е. Ф. Роговского “ненадежным” человеком6.

26-27 ноября 1917 г. в России состоялись выборы Учредительного собрания. По избирательному округу № 1 (Алтайскому) по списку № 2 (партия социалистов-революционеров) был избран Е. Ф. Роговский, чья фамилия была в списке под № 47.

В первых числах августа 1918 г. Е. Ф. Роговский прибыл в Самару и сразу вошел в состав Комуча8. Уже 9 августа он возглавил государственную охрану9, а чуть позже стал председателем совета управляющих ведомствами Комуча10. В состав милиции, по мнению А. С. Соловейчика, привлекались партийные эсеры, работавшие в боевых организаций. Под видом эсеров в милицию проникли большевики. Самарская милиция “обрушилась” преследованиями на членов партии кадет и офицеров в то время, как советские деятели и большевики свободно разгуливали по Самаре. Деятельность милиции, продолжал А. С. Соловейчик, вызвала в Самаре всеобщее негодование. Как считал А. В. Луначарский В. И. Лебедеву в расстрелах на территории Комуча помогали эсеры Климушкин и Рогов(ский - С. З.)11. Между тем Комуч поручил Е. Ф. Роговскому организовать министерство государственной охраны12.

Управляющий ведомством труда Комуча И. М. Майский считал, что Е. Ф. Роговский председателем оказался “весьма посредственным”, а “государственной охраны совсем не сумел организовать”13.

Е. Ф. Роговский был одним из руководителей государственного совещания в Уфе в 1918 г. В частности, 29 сентября именно он огласил Акт об образовании Верховной власти14. В день закрытия совещания эсеры пустили по рядам листок бумаги. В. М. Зензинов, Е. Ф. Роговский, Н. В. Фомин, М. Я. Линдберг, Е. К. Брешко-Брешковская и другие сделали на нем такую надпись: “Пусть созданная нами власть будет тверда и непреклонна в строительстве России”15.

Один из руководителей сибирской делегации на совещании - И. И. Серебренников впоследствии признался в том, что в Уфе многое в самарской действительности ему стало ясным и понятным благодаря беседам с товарищем председателя совещания Е. Ф. Роговским, хорошо знакомым ему еще по жизни в Иркутске в предреволюционное время16. По наблюдениям И. И. Серебренникова В. И. Лебедев и Е. Ф. Роговский “хотели, казалось, подчеркнуть, что эсеры теперь уже не то, что были они во времена Керенского, что они уже могут показать себя твердой властью, что пора прекраснодушия и миндальничья миновала безвозвратно”17.

В Самаре 19 октября 1918 г. состоялась встреча членов Комуча с В. М. Черновым18. Есть основания полагать, что на ней присутствовал и Е. Ф. Роговский. Он как противник самоликвидации Совета управляющих ведомствами был упомянут в разговоре по прямому поводу в 7 часов утра 5 ноября 1918 г. Собеседниками в тот день были М. А. Веденяпин, С. Ф. Знаменский в Уфе и В. М. Зензинов в Омске19.

Е. Ф. Роговский стал камнем преткновения при формировании Уфимской Директории. Здесь имеются в виду переговоры о приглашении его в состав Директории на исключительно важную роль “всероссийского министра полиции”20. По сообщениям газет кандидатура Е. Ф. Роговского на указанную должность встретила серьезные возражения21. “Напряженность ситуации иллюстрируется тем, что решительно оспаривается кандидатура Роговского” - так В. Н. Филипповскому в Уфу сообщал 23 октября по прямому проводу из Омска Д. Ф. Раков22.

По мнению А. С. Соловейчика, Директория не могла согласиться с кандидатурой И. А. Михайлова на должности министра внутренних дел как вождя “сибирской оппозиции”. В свою очередь Директория выдвигала на этот пост эсера Е. Ф. Роговского, которого не хотели принять сибиряки. Они видели в нем “ярого” представителя “самарского” настроения, сторонника политики не просто демократической, а специфической “революционно-демократической”23.

Несколько иную трактовку давал И. И. Серебренников. По его мнению, эсеры двигали Е. Ф. Роговского потому, что он “сможет, дескать, пресечь в любой момент злакозненные планы сибиряков”. Первой, как считает И. И. Серебренников, дрогнула Директория и И. А. Михайлов получил назначение. Однако сибиряки продолжали упорствовать. Более того, вице-адмирал А. В. Колчак прямо заявил о том, что он не войдет в Совет министров, если там будет Е. Ф. Роговский. При этих словах, вспоминал И. И. Серебренников, председатель правительства П. В. Вологодский стал похож на мертвеца и вышел из комнаты. Все ждали решения А. В. Колчака, который привлек к себе многочисленные взгляды. Наконец, А. В. Колчак согласился24.

Таким образом, компромисс был достигнут. И. А. Михайлов вместо поста министра внутренних дел стал министром финансов, а Е. Ф. Роговский получил должность товарища министра МВД и заведующего полицией25. Кроме столь важной должности Е. Ф. Роговский получил право участия в заседаниях Совета министров и самостоятельных докладов правительству26.

Член Комуча С. Н. Николаев писал о том, что под охраной Е. Ф. Роговского находились 3 миллиона рублей, из-за которых якобы 23 сентября 1918 г. убили Б. Н. Моисеенко27. Следствие по этому делу велось под руководством Е. Ф. Роговского. Мотивы убийства признавались в равной степени, как политическими, так и уголовными. Следствие не было доведено до конца из-за ареста членов Директории28.

Он произошел на квартире Е. Ф. Роговского, как писал В. М. Зензинов, нашего друга и одного из немногих социалистов приглашенных нами в правительство29. Как вспоминала Серафима Трупп Е. Ф. Роговский жил в том же доме, где размещалась Директории, только вход к нему был с другой улицы. В ту ночь в столовой квартиры находилась делегация Временного правительства Северной области в составе Я. Т. Дедусенко, С. С. Маслова, Лихачева, а также их омские коллеги В. М. Зензинов, Н. Д. Авксентьев, Д. Ф. Раков, И. М. Майский и А. А. Аргунов30.

Несколько дней бывшие члены Директории находились в помещении сельскохозяйственной школы, где был расквартирован отряд войскового старшины И. Н. Красильникова31. Примечательно, что арестованных вели через тот самый овраг, в котором совсем недавно был убит А. Е. Новоселов32.

О деятельности Е. Ф. Роговского в Омске есть только несколько свидетельств. Им не вполне можно доверять, хотя бы по тому, что они прозвучали на суде по делу об аресте членов Директории. Как показал А. С. Соловейчик, Е. Ф. Роговский на привезенные из Самары средства формировал из эсеров батальон государственной охраны33. Е. Ф. Роговский, по его мнению, перевел в Омск большую часть самарских милиционеров. С назначением Е. Ф. Роговского на пост заведующего государственной охраной, считал упомянутый свидетель, эсерами преследовалась определенная цель - скрыто формировать вооруженные силы с целью свержения власти34.

Один из организаторов ареста - И. Н. Красильников показал на суде, что несколько дней назад ему стало известно о том, что Е. Ф. Роговский “замышляет” его арестовать и офицеры его просто опередили35. Полковник В. И. Волков прямо заявил членам суда, что Е. Ф. Роговский - “совершенно неприемлем с государственной точки зрения36.

Суд в Омске вызвал у некоторых газет неадекватную реакцию. Они писали не о тех, кто совершил государственный переворот, а о “кознях” эсеров. Так одна из газет сообщила своим читателям о том, что Е. Ф. Роговским в Омске создавался отряд милиции для устранения нежелательных партии социалистов-революционеров членов Директории В. Г. Болдырева и П. В. Вологодского37. Другая газета извещала, что известный иркутянам “юркий господин в пенсне” Роговский, как официально сообщает правительственная телеграмма, организовал банду против властей для избиения офицеров. До каких же пор, восклицал автор статьи, будем терпеть этих государственных преступников38. Очевидец событий Л. Арнольдов называл Е. Ф. Роговского в своих мемуарах “Дзержинским при Директории”39.

По соглашению с правительством бывшим членам Директории была предоставлена возможность и деньги выехать за границу. 23 ноября 1918 г. их вывезли на омский вокзал в сопровождении, во избежание беспорядков, начальника омского гарнизона40. Покидая Россию, Е. Ф. Роговский вместе со своими товарищами по Директории подписал “Заявление бывших членов временного всероссийского правительства о государственном перевороте в Омске”41.

Находясь в эмиграции во Франции Е. Ф. Роговский занимался партийной деятельностью, а в 1930 г. участвовал в парижском собрании деятелей Земгора42.

Е. Ф. Роговский принимал участие в движении сопротивления во время немецкой оккупации Франции43. Он был инициатором посещения группой эмигрантов во главе с В. А. Маклаковым 12 февраля 1945 г. советского посольства в Париже. В тот день звучали поздравления, слова благодарности, прозвучал тост за победы Красной армии. Обо всем этом визитеры быстро, под огнем критики своих товарищей по эмиграции, пожалели44.

В 1940-е гг. Е. Ф. Роговский был директором Русского дома отдыха в Juan les Pins на Лазурном берегу. По воспоминаниям очевидцев подолгу сидел у постели больного И. А. Бунина, был близко знаком с Тэффи45. Его имя упоминается в переписке Г. Адамовича, И. Одоевцевой с Г. Ивановым46. Умер Е. Ф. Роговский в 1950 г. 47, предположительно во Франции.

Примечания

1 Правительственный вестник (Омск). 1918. 23 нояб.; Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф.41. Оп.2. Д.387. Л.41.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.1. Оп.17. Д.18282 (личное дело Е. Роговского на французском языке).

3 Нечто о Роговском // Сибирская речь (Омск). 1918. 28 нояб.

4 Сибирский голос. 1918. 12 нояб.

5 Барсукова Н. Л. Церетели Ираклий Георгиевич // Политические деятели России. 1917. М., 1993. С.339-340.

6 Берберова Н. Люди и ложи. Русские масоны ХХ столетия. Харьков - М., 1997. С.194.

7 Энциклопедия Алтайского края. Т.2. Барнаул, 1997. С.463; Жизнь Алтая (Барнаул). 1917. 13 окт.

8 Народное дело (Оренбург). 1918. 6 авг.

9 Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф.3931. Оп.1. Д.1. Л.13.

10 Народное дело. 1918. 22 авг.

11 Луначарский А. В. Бывшие люди. Очерк истории партии эсеров. М., 1922. С.50.

12  Новости жизни (Харбин). 1918. 26 нояб.

13 Майский И. Демократическая контрреволюция. М.-Пг., 1923. С.314-315.

14 Дело (Иркутск). 1918. 29 сент.; Знамя труда (Красноярск). 1918. 9 окт.

15 Цит. по кн.: Резниченко А. Н. Борьба большевиков против “демократической” контрреволюции в Сибири (1918 г.). Новосибирск, 1972. С.144.

16 Серебренников И. И. Мои воспоминания Т.1. Тяньцзин, 1937. С.186.

17 Там же. С.187.

18 Вечерняя заря (Самара). 1918. 20 окт.

19 Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАООРБ). Ф.1832. Оп.4. Д.254. Л.162.

20 Соловейчик А. С. Борьба за возрождение России на Востоке (Поволжье, Урал и Сибирь в 1918 г.). Ростов-на-Дону, 1919. С.49.

21 Алтай (Бийск). 1918. 24 окт.

22 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф.9431. Оп.7. Д.16. Л.13.

23 Соловейчик А. С. Указ. соч. С.50.

24 Серебренников И. И. Указ. соч. С.206-208.

25 ГАРФ. Ф.147. Оп.1. Д.5. Л.183; Соловейчик А. С. Указ. соч. С.51.

26 Государственный переворот адмирала Колчака в Омске 18 ноября 1918 г. Сб. д-тов под ред. В. М. Зензинова. Париж, 1919. С.19.

27 Николаев С. Н. Конец КОМУЧа. Свидетельское показание // Современные записки (Париж). 1936. № 45. С.342.

28 Государственный переворот ... С.64.

29 Зензинов В. Из жизни революционера. Париж, 1919. С.115.

30 Народ (Уфа). 1918. 26 нояб.

31 Далекая окраина (Владивосток). 1918. 30 нояб.

32 Луначарский А. В. Указ. соч. С.57.

33 Соловейчик А. С. Указ. соч. С.52-53.

34  Новости жизни (Харбин). 1918. 26 нояб.

35 Курганская свободная мысль. 1918. 23 нояб.

36 Народная свобода (Барнаул). 1918. 27 нояб.; Новый алтайский луч (Барнаул). 1918. 27 нояб.

37 Далекая окраина. 1918. 30 нояб.

38 Сибирский голос. 1918. 26 нояб.

39 Арнольдов Л. Жизнь и революция. Шанхай, 1935. С.151.

40 Далекая окраина. 1918. 30 нояб.

41 Маньчжурия (Харбин). 1918. 15 дек.

42 Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 г. Документы из архива партии социалистов-революционеров собрал и снабдил примечаниями и очерком истории партии в послереволюционный период Marc Jansen. Amsterdam, 1988. С.624, 641, 642, 646, 648 и др.; Мнухин Л. А. Русское зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. Франция. Т.2. 1930-1934 гг. М., 1995. С.83.

43 Новый журнал (Нью-Йорк). № 100. С.277.

44 Партия социалистов-революционеров ... С.277.

45 Новое о Буниных / Публ. Н. Винокур // Минувшее. Ист. альманах. Т.8. М., 1992. С.314.

46 Эпизод сорокапятилетней дружбы-вражды. Письма Г. Адамовича, И. Одоевцевой к Г. Иванову // Минувшее. Ист. альманах. Т.21. М., 1997. С.396.

47 Партия социалистов-революционеров ... С.767.