главная / о сайте / юбилеи / анонсы / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Эврич Пол. Русские анархисты. 1905-1917. Москва: «Центрполиграф», 2006. – 272 с.

Купив книгу, обрадовался, так как исследований такого масштаба в СССР/России не выходило, кажется, с конца 80-х. 1987 год – С.Н. Канев «Революция и анархизм» (1840-1917). Прочитав, не остался доволен. Увы, тема не раскрыта хорошо. Конечно, по сравнению с марксистско-ленинским творением Серафима Канева, читать которое сегодня можно только изрядно набравшись терпения, книга Эврича шаг вперед, несмотря на то, что была выпущена в Нью-Йорке в 1967 году. Представляете? В 1967 году. Еще не было мая 68-го, еще не был известен неоанархизм, который критикует Канев в предисловии своей книги. (То есть: неоанархизм - очередной вызов советской идеологии, на который надо как-то реагировать). Кстати, о фамилии. В советской историографии и, по-моему, при правильном переводе фамилия автора книги – Аврич. Пол Аврич, а не Эврич. Перевод его книги очень плохой. Иногда кажется, что перевод делала компьютерная программа, искажая смысл написанного автором до наоборот или так, что не поймешь, что хотел сказать автор. Автор перевода не указан, если не считать коллективным переводчиком «ЗАО «Центрполиграф», издавшее книгу. Кстати, копирайта Аврича нет. Нет также и научного аппарата, который был в оригинальном издании книги Аврича.

Несколько примеров плохого перевода. Самый кричащий: теоретик «антиинтеллектуального» (пользуясь терминологией Аврича) анархизма, автор книги «Умственный рабочий» Ян Вацлав Махайский, назван Мачайским. Или (с. 121): «Долгожданная социальная революция может оказаться фарсом, предупреждал он [Даниил Новомирский – С.Б.], и вместе с государством и частной собственностью может уничтожить и третьего врага – свободу человека: «Наш новый заклятый враг – это монополия на знание, и носителем ее является интеллигенция». Получается, что «свобода человека» - враг? Комично. Или (с. 144): «…В августе он [Кропоткин – С.Б.] принял приглашение Керенского выступить на Московской государственной конференции». Имеется в виду Государственное совещание, конечно. Можно отметить также такие ляпы, как «свобода речи» вместо «свобода слова» и прочее.

Кроме таких «трудностей перевода», в книге полно разнообразных фактических неточностей. Это простительно, так как книга писалась, судя по одной фразе автора (страница 253), в 1963 году. Ясно, что круг источников, в смысле архивов, не был широким. По-видимому, Аврич пользовался материалами, оставшимися от российских анархистов в эмиграции. Этого существенно, но все-таки не достаточно для написания книги, исчерпывающей тему.

Отсутствие широкой базы источников сказалось на уровне достоверности исследования Аврича. В общем исследованием книгу можно назвать с натяжкой. Сказывается отсутствие научного аппарата, который выкинули российские издатели. Книга получила характер лекции. О поверхностном лекционном характере книги свидетельствуют встречающиеся обороты типа «один заключенный», «один чернознаменец», то есть некто, вошедший в легенду. Стоит сказать и о фактических ошибках. Порой автор, не смущаясь, дорисовывает яркими красками картину, которая ему не очевидна. Про «Анархистов подполья» (1919 г.) Аврич пишет, что они издали газету «Анархия» и просит не путать ее с той одноименной газетой, которую издавала Московская федерация анархистских групп в 1918. Но ведь они (Анархисты Подполья) декларировали, что их газета была прямым продолжением той, даже последовательность нумерации соблюдена. Взрывом в Леонтьевском переулке «АП» провозгласили, по Авричу, начало «эры динамита». Какая эра динамита в условиях гражданской войны? Они провозгласили начало Третьей революции, которая должна была смести большевиков, стоящих у власти. Или такая мелочь. «АП» жили на «реквизированной» даче, по Авричу (с. 198). Какая реквизиция в 1919 году? Конечно, они сняли маленький дачный дом под Москвой. Это же не 1917-й год и не дача Дурново. А откуда взялись у Аврича в конце 1918 года отряды Черной гвардии в Москве? Вообще не понятно. На 209-й странице появляется анархист «Александр Боровой», который «стал комиссаром в управлении здравоохранения» во время Гражданской войны. Мне известен анархист Алексей Боровой и, по-моему, он был юристом по образованию. Аврич пишет, что вдова Кропоткина умерла в 1938 году, но, на самом деле, она умерла в 1941 г.

Но самое сильное вот что. По Авричу, на похоронах Кропоткина в феврале 1921 г. процессия проходила мимо стен Бутырской тюрьмы, сидевшие там анархисты исступленно трясли решетки и пели анархистские песни, наблюдая процессию. Это уже чересчур комично получается. Географически процессия не могла проходить мимо Бутырок. Процессия шла от Дома Союзов на Новодевичье кладбище. Это же другой район Москвы. Я уж не говорю про известную историю с отпущением заключенных анархистов на похороны. Известно, что никакому «честному слову» заключенных анархистов чекисты не верили, а отпустили их только после того, как организаторы похорон предложили себя в качестве заложников.

Мне кажется, что труд Аврича написан как расширенная до размеров книги лекция. Лекционная подача материала особенно бросается в глаза в первой части. Общий смысл: в России все было плохо с экономикой и социальными вопросами, царь Николай II был жутким консерватором, поэтому случилась революция. Поверхностное описание политико-экономических реалий России конца 19 - начала 20 века. О крестьянах: «Случалось, они делили помещение со своими свиньями и козами, питаясь хлебом, капустной похлебкой [щи да каша пища наша – ( С.Б.] и водкой». Ну, что тут скажешь? Просто дикие варвары какие-то. И это 90% населения страны. Хорошо еще, что Аврич не написал про медведей, ходящих по улицам, и тому подобное.

Но. При всем при этом надо отдать должное Полу Авричу. Все-таки писал в 1960-х годах. Раз. Не имел хорошей источниковой базы, какую имеем мы сегодня. Два. Наконец, других таких исследований не было и, более того, нет до сих пор. В смысле: история российского анархизма еще не написана. Один мой знакомый, не очень хорошо знающий историю, да и теорию, анархизма, говорит, что читает книгу Аврича как учебник. Да, читать эту книгу легче, чем, к примеру, двухтомник «Анархисты. Документы и материалы» В. Кривенького. Но я не советую читать Аврича как «учебник». Как некий историографический артефакт книга интересна. Ох, как бы было здорово, если бы книга Аврича вышла в СССР в конце 1980-х, начале 1990-х годов.

PS: Книга снабжена иллюстрациями, которые, кажется, раньше не издавались.

Сергей Быковский