главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Являлась ли группа «инициативного меньшинства» идейной предшественницей левых эсеров?
или «В огороде бузина - в Киеве дядька»

Ответ К.Н.Морозова Я.В.Леонтьеву или
""В огороде бузина - в Киеве дядька"- 2"

Как говорится – «Не прошло и года», но мы тем не менее дождались ответа Я.В.Леонтьева, хотя и не на страницах этого сайта, а в его книге.

Но «на безрыбье и рак рыба»!

Итак, первое, что мне было инкриминировано, это то, что я написал эту полемическую статью по прошествии нескольких лет после выхода сборника документов.

Отчасти я уже о причинах этой неспешности писал об этом в своей статье. Но расширю свой ответ, чтобы Я.В.Леонтьев понял наверняка.

Во-первых, похоже Я.В.Леонтьев не допускает и мысли что у людей есть и более важные дела, чем немедленная реакция на его творения.

Посмею утверждать: таки да - есть!

Во-вторых, я и до сих пор не представляю, в каком историческом журнале могли бы напечатать такую большую и острую полемическую статью. Полемические статьи в исторических журналах давно не в моде, там в ходу, как правило, кисло-сладкие рецензии, дабы никого не обидеть. Сайт дал такую возможность мне и дает такую возможность любому историку, желающему острой научной полемики, а не маловразумительное «Нельзя не сознаться, что нельзя не признаться» и «С одной стороны…, с другой стороны…».

В третьих, этот аргумент оппонента нельзя воспринимать всерьез, так как понятие «срок давности» в отличие от ряда нетяжких преступлений и даже ряда тяжких, не распространяется на писания историков, в том числе, и на писания Я.В.Леонтьева. Хотя в данном случае, было бы уместно вспомнить слова незабвенных Ильфа и Петрова - о «головотяпстве со взломом».

Далее. Инкриминация мне Я.В.Леонтьевым «длиннющего» заголовка моей полемической статьи, которая длиннее его «короткой фразы» об исторических предшественниках, также свидетельствует не в его пользу. Вместо того, чтобы длинно и путано в публицистическом запале творить странные аналогии (вроде вот этой: «Конечно, левацкие и одновременно дон-кихотские замашки ПЛСР («Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем…») крестьянство не интересовали и даже порой настораживали. Выше старого мужицкого лозунга народников «Земля и Воля» оно не поднималось. Но, как образ Дон-Кихота не закончен без образа Санчо Пансы, так и в колесницу аграрной революции впряглись и великоросский крестьянский мерин, и украинский вол, и интеллигентная (иногда даже слишком, не без хлестаковщины, легковесная) лань. Но их Дульсинея-Революция предпочла других избранников – не когорту романтиков, а орден меченосцев (выражение Сталина) с его оруженосцем – пролетариатом. Куда было тягаться конной тяге со стальным локомотивом. Бегущий за поездом есенинский резвый жеребенок - лучшая метафора этой картины» (См.: Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917-1925 гг. В 3-х тт. / Т. 1. Июль 1917 г. - май 1918 г. М.: РОССПЭН, 2000. С. 20).), гораздо лучше было бы для автора предисловия к сборнику документов не отделываться «короткой фразой» об исторических предшественниках ПЛСР, а исследовать эту проблему глубоко, как это и полагается добросовестному историку. Метафоры вещь конечно хорошая, особенно для литературоведов и публицистов, но у историков все же больше ценятся точные факты и вразумительные выводы и умозаключения.

На «длиннющий » вопрос Я.В.Леонтьева, посчитавшего название моей стаьи также и «весьма претенциозной»: «Но не вытекает ли только из этого длиннющего названия (размером в мою короткую фразу!), что наш уважаемый оппонент уже в заглавии садится в лужу, в которую ему не терпится посадить другого» - отвечу коротко - «не вытекает!». И эта самая лужа существует только в воображении Я.В.Леонтьева.

Ну, а теперь по существу проблемы, по существу, которого в ответе Я.В.Леонтьева было скажем прямо - маловато.

Я.В.Леонтьев вставил в ключевую фразу в своей новой книги слова «в каком-то смысле», которые, конечно же, нивелируют резкость и определенность его прежней формулировки «историческими предшественниками ПЛСР были Союз социалистов-революционеров максималистов, впоследствии с ней объединившийся, и заграничный «Союз левых социалистов-революционеров», в который в 1909 г. оформилась крайне левая группа в ПСР Я.Л.Юделевского – В.К.Агафонова».

Но это порождает сразу же резонный вопрос – «А в каком именно смысле»?

Или опять – «догадайся, мол, сама»? Да, опять!

Один раз Я.В.Леонтьев уже предоставил возможность догадываться о том, что же он вкладывает в понятие «исторические предшественники», ни слова не сказав, вкладывает он в это понятие идейную преемственность или нет?

Если бы он, сказал, что максималисты были идейными предшественниками левых эсеров, а Союз л. с.-р. - нет, то и предмета для спора бы не было.

А так у него получается, что историческими предшественниками л.с.-р. были и максималисты, являющиеся также и идейными предшественниками, и Союз л. с.-р., являющийся просто историческим предшественником, без идейного родства.

Ну, допустим. Обрывая нить идейной преемственности и ожидая вопросов, а причем тут тогда вообще Союз л. с.-р., Я.В.Леонтьев в своей новой книге придумывает новую нить, которой привязывает Союз л. с.-р. и будущих левых эсеров, объявляя первых исторических предшественниками. Нить эта – «роль внутрипартийных еретиков».

Но, доказывая это и наконец-то объясняя, как он понимает, что такое исторические предшественники, у него вновь получается « в огороде бузина, в Киеве дядька».

Так, Я.В. Леонтьев пишет:

«У меня в тексте говорится об исторических, а не об идейных предшественниках ПЛСР. Не знаю, что говорят по этому поводу в Киеве, но как говорят в Одессе – это две большие разницы». Если, к примеру, группу «Освобождение труда» называли исторической предшественницей РКП(б), то разве это означало, что Засулич и Аксельрод были идейными предшественниками Ленина и Сталина?

Вот то, что Плеханов и К были еретиками по отношению к народничеству – это неоспоримо.

Но точно также и группа «инициативного меньшинства» Юделевского и Агафонова выступала в роли внутрипартийных еретиков по отношению к ЦК ПСР.

… Прекрасно отдавая себе отчет в правом «уклоне Юделевского (о его позиции в 1919 г. см. Партия социалистов-революционеров после Октябрьского переворота 1917 года/ Сост. М.Янсен. – Амстердам, 1989. С.564), я продолжаю настаивать на том, что «Союз левых с.-р.» правомерно рассматривать, как своеобразного «исторического предшественника» ПЛСР в плане заимствования «активистских» идей.».

Понятие «исторические предшественники» настолько общее, что им очень часто манипулировали (достаточно вспомнить, как много на этом поприще сделали Ленин и его преемники) и продолжают манипулировать. Но оно безусловно удобно, благодаря своей эластичности и избирательности.

Именно избирательность Леонтьева в объявлении историческими предшественниками ПЛСР лишь группу «инициативного меньшинства» из всех существовавших тогда в ПСР внутрипартийных еретиков и вызывает протест.

Ну допустим, вслед за ним, что роль внутрипартийных еретиков» по отношению к ЦК ПСР (и без идейной преемственности!) дает право считаться историческим предшественником. Но тогда, почему он таковыми объявляет только Союз л. с.-р.

А как же быть тогда с т.н. «марксиствующими эсерами» из группы А.Шимановского, существовавших к тому же практически в одно время с Союзом л. с.-р., и у которых с «еретичеством» к руководству партии тоже было все в порядке. И у них тоже нет никакого идейного родства с будущими л.с.-р.! Почти то же самое можно сказать и группе журнала «Почин» Н.Д.Авксеньева, И.И.Фондаминского, С.Н.Слетова и др., чье еретичество хоть было несколько замаскировано и смягчено, но все же оно было и вполне позже проявилось у группы Н.Д.Авксентьева, И.И.Фондаминсокго, М.В.Вишняка, т.н. «правых».

Ну, что «если уж пошла такая пьянка, режь последний огурец!»: если мы объявляем Союз л. с.-р. историческими предшественниками ПЛСР, то не меньше оснований объявить такими же историческими предшественниками имеют и «марксиствующие эсеры» из группы А.Шимановского!

Вопрос к Я.В.Леонтьеву.

Вы готовы на это? А если нет, то чем Вы объясните выборочность своего объявления тех или иных эсеровских «еретиков» в исторические предшественников ПЛСР?

Правда в другом месте, Я.В.Леонтьев вводит еще одни нить-критерий: «…в плане заимствования активистских идей».

Не могу не отметить, что все же моя критика в адрес Я.В.Леонтьева хотя и не подвигла его исследовать всерьез идейный генезис левых эсеров, она все же заставила его хоть и несколько лет спустя подумать хоть о каком-то обосновании того, о чем он так кратко и «осторожно заметил» в сборнике документов о левых эсерах!

Но как обычно, там где и надо начать объяснять, что же именно он вкладывает в понятие «активистские идеи», Я.В.Леонтьев ставит точку.

А здесь ведь тоже не так просто для любого человека знающего историю эсеровской партии.

Хотя группа «инициативного меньшинства», а позже Союз с.-р. много рассуждали об «инициативном меньшинстве», но весь их этот «активизм» сводился исключительно к тому, чтобы серией успешных террористических актов (в том числе они целили и в царя) свалить самодержавие и добиться в их понимании самого главного – политической свободы, а судьбы России и каким будет ее устройство решит Учредительное Собрание.

И совсем не случайно на I Общепартийной конференции в Лондоне в 1908 г. Юделевского обвинили «в сбрасывании вслед за кадетами "со своих плеч "социалистического осла"»1.

И совсем не случайно в 1909 г. "Знамени труда" в статье "Развал или консолидация" констатировалось, что концепция этой группы несоциалистична и суть ее - в построении чисто политического переворота террористическими средствами; давалась характеристика этой концепции как своеобразного "кадетского терроризма" или "террористического кадетизма"2.

И совсем не случайна характеристика В.М.Чернова, сделанная им еще в августе 1908 г. во время выступления Я.Л.Юделевского на I Общепартийной конференции, в своих черновых набросках: "Синтез соц.-рев. с кадетизмом"3.

В.М.Чернов, применявший название "кадет с бомбой" в адрес Е.Ф.Азефа, а также и адрес группы "инициативного меньшинства", заявлял в 1910 г. членам ССК, что точки зрения Е.Ф.Азефа и Я.Л.Юделевского "...были кое в чем очень близки: это полное признание социализма как теоретического идеала, но в то же время как там, так и здесь социализм не имел для России того действенного характера, который он имел для нее в миросозерцании громадной массы социалистов-революционеров..., в то время, как для некоторой части социалистов-революционеров и эта часть далеко не ограничивалась только Азевым - это была революция в конце концов только политическая, которая только открывает широкую дорогу для дальнейшего развития и обострения социальных противоречий". По свидетельству Чернова, уже после разоблачения Азефа Б.В.Савинков говорил ему: "Вы должны знать, что собственно настроение большинства боевиков ближе выражается "Революционной Мыслью", чем вами, они больше значения придают непосредственным революционным факторам, переносят центр тяжести больше на террор, чем на какой-нибудь другой вид партийной работы"4.

Представляется крайне ценным свидетельство В.М.Чернова, данное им перед членами ССК в 1910 г.: "...в Центральном Комитете были представлены не только господствующая тенденция среди социалистов-революционеров, но там были представлены самые различные тенденции. Я бы охарактеризовал позицию, скажем, свою, затем вот позицию Марка Андреевича (Натансона - К.М.), Андрея Александровича (Аргунова - К.М.) как такую, среднюю позицию, и характерную, вероятно, для большинства социалистов-революционеров. Азев занимал, если хотите, правую позицию в этом смысле, но он отражал склад взглядов, который тоже встречался среди социалистов-революционеров. И вот почему миросозерцание сторонников "Революционной Мысли" имеет много общего с тем складом, который высказывал Азев. Выразителем этого же склада мыслей являлся и Савинков, только с большим индивидуальным оттенком, и потому иногда даже как с некоторым анархическим налетом. ...С другой же стороны я приведу такой пример: пример Николая Ивановича (Ракитникова - К.М.): он является представителем другого течения, тоже не принятого большинством партийных работников, которое можно было бы, пожалуй, охарактеризовать как теоретический максимализм. Так оно, это течение, даже и называлось, до тех пор, пока не появились максималисты, после которых уже стало не совсем-то удобно называться максималистами во избежание смешения с теми элементами...»5

Никогда ни с.-р.-максималисты, ни левые эсеры не делали ставки на террор как единственный способ свержения самодержавия, их кумиром (как и для прововерных с.-р.) были народные массы, совершающие революции и свергающие деспотов. Но это совсем другой активизм, чем у группы «инициативного меньшинства».

Да, два этих «активизма» невнимательный зритель легко путал, и не случайно, что широкая публика начала в 1908-1909гг. видеть что-то родственное у эсеров-максималистов и у группы «инициативно меньшинства». (Зритель то может быть невнимательным и путать эти два явления, а вот историк партии эсеров, пусть и левых – не должен).

Это заставило внимательно присмотреться к последним и заявить резкий протест против подобного смешения.

Еще раз, подчеркиваю, что совсем не случайно, максималисты, решительно открестились от них в публичном письме, которое я цитировал в первой своей статье.

Еще раз подчеркнем, что активизм же того же пошиба (свержение самодержавие через серию удачных террористических актов), как у группы «инициативного меньшинства» мы найдем совсем у другой группы и у совсем у других людей - у Е.Ф.Азефа, Б.В.Савинкова и у части членов Боевой Организации времени 1903-1904 гг. и времени 1909-1911гг. (судя по вышеприведенному свидетельству В.М.Чернова).

Выходит, что вооружившись критериями и стандартами поиска «исторических предшественников» ПЛСР Я.В.Леонтьева, мы нашли ему еще одних исторических предшественников ПЛСР, вполне подходящих под все его критерии.

И действительно: 1) еретизм по отношению к ЦК ПСР есть более, чем достаточном количестве (по крайне мере у Б.Савинкова и БО состава 1903-1904 года) хоть отбавляй!

И снова можно констатировать, что произведенная Леонтьевым коррекция и смягчение более безапелляционного своего заявления – «я продолжаю настаивать на том, что «Союз левых с.-р.» правомерно рассматривать, как своеобразного «исторического предшественника» ПЛСР в плане заимствования «активистских» идей», не спасают его положения.

Опять, чтобы не быть обвиненным в ненаучной избирательности, он должен тогда и про Е.Ф. Азефа, Б.В.Савинкова и у части членов Боевой Организации 1903-1904 гг. и Боевой группы Б.В.Савинкова 1909-1911гг. сказать, что их также «правомерно рассматривать, как своеобразного «исторического предшественника» ПЛСР в плане заимствования «активистских» идей»»

Вообще, вызывает удивление, что получив заслуженный упрек в не разработанности проблемы идейного генезиса левых эсеров, Я.В.Леонтьев и в монографии ничего не сделал, чтобы исправить ситуацию, а использовал все то, что написал пять лет тому назад, лишь несколько отредактировав ключевые фразы и сократив свои пассажи.

Впрочем, о его новой книге разговор отдельный и кое –какие соображения я уже успел высказать на форуме нашего сайта - http://socialist.memo.ru/forum/index.php?showtopic=660&pid=1398&mode=threaded&show=&st=?entry1398

И заканчивая статью, процитирую концовку примечания, где он дает мне суровую отповедь: «К.Морозову категорически не нравятся также используемые мной аналогии и образы. О вкусах спорить не буду (или, точнее, поспорим, но не здесь, а на форуме в Интернете».

Это точно, такие аналогии (как уже вышецитированная - «Конечно, левацкие и одновременно дон-кихотские замашки ПЛСР («Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем…») крестьянство не интересовали и даже порой настораживали. Выше старого мужицкого лозунга народников «Земля и Воля» оно не поднималось. Но, как образ Дон-Кихота не закончен без образа Санчо Пансы, так и в колесницу аграрной революции впряглись и великоросский крестьянский мерин, и украинский вол, и интеллигентная (иногда даже слишком, не без хлестаковщины, легковесная) лань. Но их Дульсинея-Революция предпочла других избранников – не когорту романтиков, а орден меченосцев (выражение Сталина) с его оруженосцем – пролетариатом. Куда было тягаться конной тяге со стальным локомотивом. Бегущий за поездом есенинский резвый жеребенок - лучшая метафора этой картины» (См.: Партия левых социалистов-революционеров. Документы и материалы. 1917-1925 гг. В 3-х тт. / Т. 1. Июль 1917 г. - май 1918 г. М.: РОССПЭН, 2000. С. 20), которыми подменяют занине предмета и вдумчивый анализ, мне действительно не нравятся.

А поспорить в Интернете, это ровно и есть то, что я и посетители сайта от Я.В.Леонтьева почти год с неугасающим терпением ждали. Эти страницы (и я с посетителями сайта) ждали Я.В.Леонтьева и готовы подождать еще, столько сколько понадобится. Если же он не придумает, вновь какой-нибудь асимметричный ответ. Думать так заставляют его слова о готовности спорить «на форуме в Интернете».

Трудно понять, зачем нужен какой-то форум, когда есть специальная полемическая рубрика на нашем сайте, где уже почти полтора года ждут ответа Я.В.Леонтьева? Но в принципе, если надо спорить обязательно «на форуме в Интернете», то я готов! Жду его на нашем форуме, где есть даже отдельная тема: «Полемика К.Н.Морозова с Я.В.Леонтьевым».

А чтобы Я.В.Леонтьев не заблудился, ему достаточно здесь кликнуть ссылку: http://socialist.memo.ru/forum/index.php?s=679eba9f1df35741bcadcc2ea81f3ed5&showtopic=47

Но, ничего. «Улита едет, когда то будет»! Будем ждать, хоть какого-то ответа и хоть где-то. И надеемся, что не через 11 месяцев и не «ассиметричным» способом как в этот раз. А то на память приходит диалог из фильма «Служебный роман» когда героиня фильма Людмила Прокофьевна устами А.Френдлих говорит герою О. Басилашвили Самохвалу, после полученной пощечины:

«А Вы дайте сдачи!»

« Я дам сдачу. Но я дам ее другим способом»!

Примечания

1 См.: Протоколы I Общепартийной конференции. Париж, 1908. С. С.119-126.

2 Развал или консолидация // Знамя труда. 1909. N 21-22. С.1-3.

3 ГАРФ. Ф. 5847. Оп. 1. Д. 65. Л. 100.

4 ГАРФ. Ф. 1699. Оп. 1. Д. 130. Л. 83-84.

5  Там же. Д. 130. Л. 85.