главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Добровольский А.В. Эсеры Сибири во власти и в оппозиции (1917-1923 гг.).
Новосибирск: Наука, 2002. 398 с. Тир. 500.

Тема, выбранная в качестве исследования А.М. Добровольским, представляет несомненный интерес по целому ряду соображений. Она посвящена деятельности одной из самых влиятельных российских партий начала ХХ века в условиях Сибири в переломный момент русской истории — время революций 1917 года и гражданской войны, когда определялись дальнейшие пути развития страны. В отечественной историографии последних лет исследователи в основном обращались к изучению белого движения и эмиграции, а истории умеренных социалистов уделяли значительно меньше внимания, особенно в региональном масштабе. Между тем в Сибири умеренные социалисты были существенной политической силой в 1917 – начале 1920-х годов: они участвовали в создании властных структур и проявляли активность, находясь в оппозиции диктаторским режимам.

Во введении к книге А.В. Добровольский признался, что им «часто  решалась задача «собирания материала»» для воссоздания более объективной картины  событий (С. 13). Надо заметить, что автор с успехом справился с этой частью работы. Он не столько выявил и проанализировал новые документы, сколько свел воедино имеющийся в исторической литературе материал. При характеристике важных для понимания истории сибирских эсеров событий А.В. Добровольский в основном использовал материалы  историографии, а не  архивные источники. В этом отношении счастливое исключение составляют сведения о составе Всесибирского краевого комитета ПСР в октябре 1918 г. (С. 194), информация о деятельности органов местного самоуправления, оппозиционно настроенных по отношению к Колчаку, и данные, связанные с ликвидацией ПСР в Сибири в начале 1920-х годов.

В первой главе книги А.В. Добровольский раскрывает активную роль сибирских эсеров в организации власти в Сибири в период между Февралем и Октябрем 1917 года; рассказывает о том, что эсеры составляли левое крыло  популярного в Сибири движения областников. Помимо этого, в данной главе рассматривается  участие  умеренных социалистов в выборах в Учредительное собрание. И.А. Добровольский показывает, что население Сибири выказало доверие эсерам, их лозунгу народовластия и социальной программе. Однако несколько странно звучит вывод автора по поводу Учредительного собрания, приведенный в заключении к книге со ссылкой на В.И. Ленина: «Сибирские эсеры наглядно показали, «что Учредительное собрание и белая гвардия означают одно и то же, что вслед за первым неминуемо приходит вторая» (С. 324). В результате, получается, что стремление людей  осуществить на практике идеи народовластия неминуемо оборачивается установлением военной диктатуры, а выбор населения должен ограничиваться только диктаторскими режимами.

Во второй главе говорится о стремлении сибирских эсеров противостоять Советской власти, опираясь на органы местного самоуправления, Сибирскую областную думу и Временное правительство автономной Сибири, а также путем организации вооруженного подполья. По мнению И.А. Добровольского, «антисоветская позиция земств объективно не отражала настроения широких  народных масс Сибири», поэтому «крестьянские массы сами выступили против кулацко-эсеровских земств, за передачу власти на местах Советам...» (С.83). При этом автор не приводит убедительных примеров отношения крестьянства к земствам и Советам. Хотя замечает, что серьезную роль в «судьбе земских органов и учреждений сыграли солдаты-фронтовики», вернувшиеся в деревню после демобилизации (С. 84). В конце весны 1918 г. антибольшевистская оппозиция, не имевшая достаточных сил для свержения Советской власти, воспользовалась мятежом Чехословацкого корпуса. И.А. Добровольский приводит ряд доводов, способствовавших успеху «внутренней контрреволюции». Однако при этом ни слова не говорит о политике большевиков в 1918 г., которая отталкивала от них население и политических оппонентов. В итоге, создается впечатление, что только   политические амбиции побуждали эсеров к свержению Советской власти.

В третьей главе книги «Эсеры Сибири...» охарактеризована деятельность умеренных социалистов в период «демократической контрреволюции». Автор рассказывает о работе высших органов местной власти в Сибири после свержения большевиков: сначала о Западно-Сибирском комиссариате, а затем о Временном сибирском правительстве. В данной главе рассматриваются вопросы, связанные с Уфимским государственным совещанием и образованием Директории.

В четвертой главе монографии историк говорит о деятельности сибирских эсеров в период режима военной диктатуры Колчака; показывает, как под влиянием политической ситуации в крае и расколов внутри  партии умеренные социалисты постепенно отказывались от умеренно-выжидательной тактики по отношению к Верховному правителю. Однако, рассказывая о событиях второй половины 1919 – начала 1920-х гг. А.И. Добровольский совершенно проигнорировал то влияние, которое оказывало на тыл Колчака мощное  партизанское движение. В этой же главе в разделе «Земско-социалистическая оппозиция на востоке Сибири» на основе некорректного использования материалов неопубликованной диссертации И.В. Берсневой (о чем будет сказано ниже) рассказывается о межпартийном блоке Политцентре, организовавшем восстание против Колчака,   и о Временном совете сибирского народного управления. Однако при изложении данного вопроса автор опускает многие существенные для понимания деятельности Политцентра моменты. А.И. Добровольский лишь мимоходом говорит об Иркутском восстании конца 1919 – начала 1920 годов, хотя его последствия серьезно повлияли на участь Политцентра. В книге ни слова не говорится о переговорах межпартийного блока с правительством Колчака. Совершенно не охарактеризована общественно-политическая атмосфера, сложившаяся в Восточной Сибири и в Иркутске после прихода к власти умеренных социалистов. Автор сделал вывод, что «… Политцентр наглядно показал, что представители мелкобуржуазной демократии уже не пользуются доверием и поддержкой большинства населения Сибири» (С. 326). Между тем на отстранении Политцентра от власти в первую очередь сказались собственные тактические просчеты и отсутствие надежной военной силы. Кроме того, умеренные социалисты считали, что угроза со стороны Японии и ее ставленника атамана Семенова представляла для Сибири большую опасность, чем приход к власти местных большевиков. Не следует забывать и о стремлении Политцентра любой ценой сохранить мир среди революционной демократии, в то время как  иркутские большевики были готовы к  острой конфронтации с умеренными социалистами.

В заключительной пятой главе книги А.И. Добровольский анализирует факторы, позволившие органам Советской власти к 1923-му году свести на нет деятельность партии эсеров в Сибири и добиться роспуска эсеровских организаций. Эта глава, в отличие от других, представляет собой счастливое исключение, поскольку в ней автор действительно вводит в научный оборот новые документы, которые хранятся в сибирских архивах.

Отметим, что при написании книги А.В. Добровольский использовал весьма сомнительные методы работы. Исследователь практически не обращался к изучению документов центральных архивов, хотя во введении указал, что впервые ввел в научный оборот материалы так называемого «Пражского архива», хранящиеся в ГАРФе. Правда, при этом не уточнил какие именно. В действительности речь идет о Ф. Р-5871 (Фонде И.А. Якушева), упомянутом лишь в одной сноске,  Ф. 341 (Фонде Политцентра), материалы которого даются по диссертации  И.В. Берсневой и Ф.Р-5869 (Редакция сборников «Вольная Сибирь»), сноска на который приведена по М.В. Шиловскому1.  Помимо этого, А.В. Добровольский сообщает, что в РГАСПИ в Ф. 673 находятся копии коллекции документов амстердамского Международного института социальной истории. Однако в книге не приводится ни одного документа из этого фонда, очень важного для изучения истории ПСР. Определенное сомнение вызывают ссылки (С 114.  Сноска 39; С. 259.  Сноска 132) только на два документа из РГВА, которые уже использовались ранее другими исследователями (сведения приводятся в работах Н.С. Ларькова (Ф.  40240) и И.В. Берсневой2 (Ф.207)).

Для А.И. Добровольского характерна манера ссылаться на архивные документы, а не на исследования, в которых впервые вводился в научный оборот тот или иной материал. Поэтому некоторые сноски выглядят более чем странно. Например, приводя информацию о П.В. Вологодском (Сноска 68. С.139), автор ссылается на интервью П.В. Вологодского И.И. Серебренникову в  «Коллекции ГАРФ», хотя надо было бы указать, что цитата приводится по Г.З. Иоффе. Тем более что в исторической литературе давно уже не ссылаются  на «Коллекцию ЦГАОР» (ГАРФ), как практиковалось в 1980-е годы. Говоря о том, что П.В. Вологодский оттягивал созыв Думы летом 1918 г. (Сноска 105. С. 147), А.В. Добровольский почти дословно приводит фразу Н.Г. Перейры и ссылается на B.I. Nikolaevsky Collection. NIA. № 145,box 1, file N 1, а не на работу историка3. Заметим, что единственная ссылка на западный архив вызывает недоумение.

В тексте книги сплошь и рядом встречаются ладно подогнанные друг к другу чужие фразы, приводимые дословно, без кавычек. Приведем несколько примеров. Так, на С. 205 практически без изменений приводится текст Марка Янсена (от слов: «По свидетельству меньшевика Б.И. Николаевского» до фразы: «А.А. Иваницкий-Василенко «прямо горел желанием взяться за это дело»»). При этом А.В. Добровольский дает сноску на «Социалистический вестник». На С. 139 приводится раскавыченный текст Г.З. Иоффе4, в котором характеризуется П.В. Вологодский. Там же (С. 139) без ссылки в слегка измененном виде дается информация о премьер-министре Временного сибирского правительства, «позаимствованная» из книги В.В. Гармизы5. На С. 164 практически без изменений приводится текст из монографии Г.З. Иоффе6, в котором говорится о позиции руководителя фракции эсеров М.Я. Гендельмана на Уфимском совещании. При этом А.И. Добровольский ссылается не на Г.З. Иоффе, а на  воспоминания И.И. Серебренникова (Сноска 44, С. 164). На С. 134 книги с незначительными изменениями и перестановкой фраз использован раскавыченный текст из монографии Н.Г. Перейры7, правда, со ссылкой.

Описывая деятельность Политцентра и ВССНУ, А.В. Добровольский дословно, в редких случаях незначительно меняя фразы или переставляя слова, использовал без единой сноски материал неопубликованной диссертации И.В. Берсневой, включая  цитаты из источников. При этом  сохранена даже структура изложения материала. Если посмотреть на С. 254; 257-259 книги, то они целиком представляют собой текст диссертации И.В. Берсневой (См.: С. 39; 48-49; 60; 62;64;65; 86-89; 91; 92; 93; 96; 97; 102; 103-107; 109; 112; 115; 116; 121 – 123 указанной работы). На С. 230 монографии, за  малым исключением, также использованы данные И.В. Берсневой.  Приведем несколько примеров некорректного использования чужого текста. Так, сообщая по тексту И.В. Берсневой о состоявшемся 12 ноября 1919 года Всесибирском совещании земств и городов, на котором обсуждался вопрос о создании антиправительственного политического альянса, А.И. Добровольский ссылается на СИЭ. Т.11. С. 275, где ни слова не сказано о чехословацкой  охране совещания. Сведения об этом исследовательница почерпнула у Г.А. Вендриха, на которого и ссылалась. Кстати, следует отметить, что в книге ни разу не упоминается монография Г.А. Вендриха. Говоря о ВССНУ (С.257), А.И. Добровольский не только использует текст И.В. Берсневой, но и приписывает себе ее подсчеты относительно  количества членов Учредительного собрания, принимавших участие в ВССНУ, а также вывод по поводу Политцентра, сделанный на основе анализа источника (С.258): «Как видим, Политцентр, подотчетный ВВСНУ, наделялся смешанными законодательными (на экстренный случай), распорядительными и контролирующими функциями»8. Незначительное сокращение «заимствованного” материала иногда приводит к искажению смысла. Так, И.А. Добровольский причислил к структуре Политцентра и обслуживавший его аппарат.

Помимо текста диссертации И.В Берсневой, автор без ссылок использовал (на С. 216 и 218) слова из ее статьи, опубликованной в сборнике «История «белой» Сибири»: «На позиции эсеров сказалось не только отсутствие реальных возможностей для активного вооруженного противодействия Советской власти, но и более терпимое отношение к большевикам, близким эсерам по конечным идеалам, нежели к «правым силам», олицетворявшим ненавистное прошлое России... А в кризисной политической обстановке началось роковое для демократии «вымывание центра»» 9.

К сожалению, монография А.И. Добровольского, посвященная актуальной теме деятельности умеренных социалистов Сибири в 1917 — начале 1920-х гг., не оправдывает ожиданий тех, кто интересуется данной проблематикой. Книга не содержит новых данных, за исключением последней главы,  и нетривиальных выводов. Рецензируемый текст основан на материалах прессы, документах, уже введенных в научный  оборот, и не всегда корректном использовании трудов предшественников. Монография «Эсеры Сибири…» в целом носит не исследовательский, а компилятивный характер. Плагиат и нарушение А.В. Добровольским научной этики подрывают доверие к историку, претендующему на написание академического исследования.

И.В. Берснева, к.и.н,
доцент МГТУ им. Н.Э. Баумана, Москва.

Примечания

1 Шиловский М.В. Сибирские областники и организации неонароднических партий в 1917 г. // Из истории революций в России (первая четверть ХХ века). Томск, 1996.

2 Берснева И.В. Указ. соч. С.123.

3 Перейра Н.Г. Сибирь: Политика и общество в гражданской войне. М., 1996. С. 63 (Сноска 105).

4 Иоффе Г.З. Указ. соч. С. 68.

5 Гармиза В.В. Указ. соч. С. 103.

6 Иоффе Г.З. Указ. соч. С. 95.

7 Перейра Н.Г. Указ. соч. С. 56.

8 Берснева И.В. Указ. соч. С. 104.

9 Берснева И.В. Между Сциллой большевизма и Харибдой белого движения: умеренные социалисты (эсеры и меньшевики) Сибири в годы гражданской войны // История «белой» Сибири: тезисы 4-й научной конфер. Кемерово, 2001. С. 28.

*  По нашим сведениям на июль 2005 г. ВАК утвердил диссертацию А.В.Добровольского.