главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Анархисты. Документы и материалы. Том 2. 1917-1935 гг. – Москва. РОССПЭН. 1999. 592 с. – Составитель, автор предисловия, введения и комментариев В.В.Кривенький.

Жаль, что безразмерных книг не бывает.

Второй том рецензируемого сборника содержит, как и первый, массу интереснейших материалов, но полноты представления на этот раз явно не хватает.

Сравним объем публикации «официальных» документов (протоколов и материалов анархических съездов и конференций). В том вошли материалы Конференции анархистов 17-ти городов Юга России (1917), 2-й конференции ПФАК (1917), 1-го Всероссийского съезда  анархистов-коммунистов (1918), 1-й и 2-й Всероссийских конференций анархистов-синдикалистов (1918), Северного областного съезда анархистов (1918), 1-го съезда КАУ «Набат» (1919), и даже Международного конгресса анархистов-синдикалистов, состоявшегося в 1922 г. в Берлине. Отражено также участие анархистов и синдикалистов в конференциях и других форумах профсоюзов и фабзавкомов (выступления и проекты резолюций 1917-1920 гг.), на ранних Всероссийских съездах Советов (речи членов ВЦИК А.Ге и проч.).

Но из исторической и мемуарной литературы известны – с минимальной информацией (лишь места и даты проведения) – еще несколько общероссийских и региональных сходов анархистов. Всероссийский съезд анархо-индивидуалистов летом 1920, Всероссийский съезд анархической молодежи в июне 1919, по два съезда анархистов Донбасса (фактически – Левобережья Украины) и анархистов Сибири и Дальнего Востока в 1917 и 1918 гг., — что это? Как это было?  В конце концов — было ли вообще? Ясно, что о многих подобных событиях документы могли просто не сохраниться (или до сих пор не отыскаться в архивах), — но, наверное, стоило бы хоть комментарием перечислить важнейшие из не представленных конгрессов. Ведь анархисты – это не партия типа ПСР или РСДРП, центральные организации которых более или менее четко определяли стратегию и тактику своих активистов на местах, — отсутствие единых координирующих органов придает особое значение любой анархической конференции при изучении истории анархизма в России.

Особенно не повезло в этом отношении Конфедерации Анархистов Украины «Набат». Возникшая в конце 1918 г. и просуществовавшая едва ли не полтора десятка лет, Конфедерация являлась наиболее мощной и эффективной анархической организацией в годы гражданской войны. Анархисты российской провинции, деморализованные своими вождыми, многие из которых с начала 1918 один за другим уходили к большевикам, распространяли и перепечатывали материалы своих украинских товарищей, — которые, поэтому, должны были бы остаться в архивах современной России. Но материалы по истории «Набата» представлены чрезвычайно бедно: опубликованы лишь документы 1-го съезда, состоявшегося в апреле 1919 г. – И если 2-й съезд и несколько конференций КАУ проходили в условиях подполья, то важнейшие и интереснейшие материалы легальной Учредительной конференции КАУ (ноябрь 1918) в свое время были изданы в Курске отдельной брошюрой и широко разошлись по всей стране.

В отличии от первого тома «Анархистов», второй довольно слабо представляет деятельность местных организаций, сосредоточившись на столицах, на Петрограде (периода март – ноябрь 1917 г.) и Москве (с января 1918 г.), — что вполне понятно, ибо нельзя объять необъятное. Составитель сделал особый акцент на организационной деятельности анархистов, а также на двух действительно важных эпизодах их истории, посвятив отдельные разделы сборника теме формирования боевых сил анархистов и их разгрома большевиками в начале 1918 г. и материалам в связи со смертью и похоронами П.Кропоткина в начале 1921 г. Мало говорится о деятельности анархистов подполья 1919 г. и почти ничего — об участии анархистов в Кронштадтском восстании 1921 г., но эта сдержанность представляется совершенно оправданной, поскольку оба этих ярчайших эпизода достаточно подробно освещены в других сборниках документов, начиная с «Красной Книги ВЧК».

Казалось бы, так же лаконично можно было отметить тему махновского повстанчества, о котором на сегодня вышла масса литературы, от «желто-популярной» до документальной. Но В.Кривенький неожиданно включил в публикацию сразу несколько более чем спорных документов: «Воззвание начальника повстанческого отряда Прочана» (док. № 453), «Воззвание начальника повстанческого отряда Гришина» (док. № 454), «Воззвание Григория Яценко» (док. № 461). Все три воззвания вышли летом-осенью 1920 г. и были составлены бывшими командирами небольших махновских частей, перешедшими на службу к Врангелю. Точных указаний на принадлежность Прочана, Гришина и Яценко к анархистам не имеется (а в махновщине соединялись разные политические силы, – конечно, при доминирующем влиянии анархистов). Отношение самих анархистов и махновцев к этим воззваниям было вполне определенным: все три их автора были в разное время пленены повстанцами и сразу же расстреляны как изменники. Учитывая вышесказанное: нужно ли было публиковать эти документы в книге под названием «Анархисты»? (Кстати, современные российские и украинские анархисты оценили это как провокацию.)

Рецезируя первый том «Анархистов», мы указали, что в нем представлены программно-тактические установки всех основных течений российского анархизма. В целом, то же самое можно сказать и о втором томе: здесь опубликованы документы, вышедшие из среды анархистов-коммунистов, анархистов-синдикалистов, а также анархо-универсалистов («Анархический Универсал» (док. № 448) и «Декларация Московской Организации Анархо-Универсалистов (к 8-му съезду Советов)» (док. № 406)), «внефракционной» Всероссийской Федерации Анархической Молодежи (док. №№ 432-435), пананархистов (все, что подписано братьями Гордиными), биокосмистов (док. №№ 467-468), — нет лишь материалов анархо-индивидуалистов, анархо-федералистов, анархо-кооператоров, от которых действительно вряд ли что-то осталось, а также мистических анархистов, огромный комплекс документов и материалов которых скрупулезно собрал и опубликовал А.Никитин в трехтомнике «Орден российских тамплиеров» (2003 г.). Жаль только, что из истории синдикализма выпущен весь 1917 г. и большая часть 1918 г., — хотя как идейно, так и организационно анархо-синдикалисты, группировавшиеся в то время вокруг газеты «Голос труда», а затем «Вольный голос труда», были совершенно обособлены от всего остального анархического мира, — что не мешало им играть важную роль в революционном Петрограде и Кронштадте. Но, повторим, каждая книга имеет свой объем, и не все интересное может быть опубликовано.

После окончания гражданской войны наибольшую активность проявляла анархическая эмиграция. В сборник помещено несколько документов, составленных русскими анархистами в Германии, Франции и США. Часть из них связана с деятельностью Черного Креста (организации помощи преследуемым в СССР анархистам), остальные иллюстрируют идейную и организационно-тактическую эволюцию анархизма 1920-х гг. В.Кривенький включил в сборник знаменитую «Организационную Платформу Всеобщего Союза Анархистов» (док. № 490), составленную группой П.Аршинова и Н.Махно в 1926 г. и вызвавшую бурную реакцию среди анархистов мира, — из всего комплекса опубликованных во втором томе документов именно «Платформа», по мнению рецензента, представляет наибольший интерес и заслуживает самостоятельного анализа. Не менее ценной является публикация статьи Аршинова «Новое в анархизме (К чему призывает организационная платформа)» (док. № 498), в которой автор подвел итоги трех лет дискуссий между столронниками и противниками «платформизма».

Комплекс документов анархической эмиграции закрывают материалы «конференции групп и организаций, примыкающих к изданию журнала «Пробуждение» (1929 г.), — хотя русский анархизм в США, а также Латинской Америке существовал еще несколько десятков лет: журнал «Дело труда – пробеждение» выходил еще в 1955 г.

Гораздо меньше сборник сообщает об анархистах и анархизме непосредственно в СССР. Составитель привел теоретические изыскания сочувствовавших советской власти анархистов Карелина, Сандомирского, один из документов группы «Голос Труда» и – целый ряд заявлений и сообщений «о выходе из антисоветских партий». Анархическое подполье, факт существования которого несомненен, в сборнике не отражен. Несколько важных документов, напр., касающихся идейной борьбы между анархистами и анархо-мистиками в стенах Музея П.Кропоткина, также пропущены…

Сборник закрывается «ликвидаторским» письмом П.Аршинова в редакцию «Известий» «Крах анархизма» (1935 г., — кстати, это единственный представленный документ 1930-х). В сочетании с упомянутыми выше ренегатскими заявлениями, такой финал создает впечатление «идейного и практического краха российского анархизма», как писали в свое время в советских учебниках истории. Впечатление ложное, что, конечно, известно и самому составителю: анархисты СССР были уничтожены физически в ходе террора 1930-х. Это – еще один концептуальный недостаток книги.

И тем не менее, — выпуск двухтомника является уникальным актом для изучения истории анархического движения в России–СССР, а недостатки работы не перечеркивают ее многочисленные достоинства.

А.Дубовик