главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Анархисты. 1883-1935. Документы и материалы в 2 тт. Том I. 1883-1916 гг. М.: РОССПЭН, 1998. — 704 с.; тираж 1000 экз.

Издательством «Росспэн» в серии книг о политических партиях начала века выпущен первый том книги «Анархисты». Автор-составитель — В.В.Кривенький.

Оригинальные исторические источники — письма, прокламации, мемуары — чтение почти всегда более интересное, чем аналитические монографии. Особенно, если сами источники — не занудное теоретизирование вождей, а отголоски каких-нибудь живых событий.

На наше счастье, русские анархисты не любили заниматься делопроизводством, протоколо- и отчетописанием. Поэтому подавляющее большинство документов описываемого сборника — это листовки, прокламации и воззвания. Может быть, это свойство именно того времени: оно нам по-человечески еще понятно (и гораздо больше, чем прошлый век), но уже удалено настолько, чтобы стать в полном смысле историей — другим миром, прямо на нас не влияющим. Мы уже не за красных и не за белых, но все еще можем им сопереживать. На начало века, эпоху русских революций, мы смотрим отстраненно, как в волшебный фонарь. Корявые строки пламенных воззваний оживляют фигурки в этом фонаре:

«Дух священной мести еще живет. Он живет для того, чтоб изъять из обращения врагов свободы и рабочего народа, всех паразитов и палачей. И вот поднимается мстительная рука анархиста-рабочего, и совершается в первый раз в жизни бакинского пролетариата антибуржуазный, анархический террор...»

«Ряд бомб, брошенных в кофейную Либмана, в то время, когда вся эта подлая, жадная свора набивала свою утробу кофем и шоколадами, показал, что народные мстители проснулись и взялись за работу. Владельцам частной собственности было сделано первое предупреждение. Осталось государство.»

Язык по большей части именно такой — наивный, злой «драйв». Язык малограмотных, хорохорящихся, горячо верящих людей. Порой это просто песни в прозе. Особенно отличались южные товарищи — из Одессы, Екатеринослава, Харькова. Их тексты были продолжением местной фольклорной традиции:

«г.Ферберов! Группа Черных Воронов имела честь на днях посетить Вас с целью конфискации Вашего капитала. Благодаря поднятому Вами и Вашей прислугой крику группа принуждена была удалиться, не прибегнув к жертвам. Теперь, во избежание террора группа поручила своему уполномоченному “Твердая Рука” получить с Вас шестьсот рублей (600 руб.). В случае отказа или ареста одного из уполномоченных группы, Вам грозит смерть и полное разрушение Вашей собственности. Группа Черных Воронов под предводительством «Твердая Рука».

Настоящие индейцы.

Потом, когда люди с похожей ментальностью и образованием, но без романтической искры, пришли к власти, убогая, мертвая копия этого языка стала нормой советских партийных документов. Так что есть с чем сравнить.

В сборнике Кривенького впервые представлены в достаточно полном объеме неизданные ранее документы анархистских групп различных направлений — с 1883 года по 1916 год включительно. Всего 284 документа — вполне достаточно, чтобы живо представить роль и место анархистов в тогдашней истории.

Это важно, поскольку в советские годы анархизм изучали лишь немногие историки партии — да и то в контексте борьбы КПСС с мелкобуржуазными общественно-политическими группами. Кстати, из книги узнаешь, что сторонники самого сильного в России анархического течения — анархо-коммунистического — гораздо раньше, чем социал-демократы-большевики, стали называть себя коммунистами.

Конечно, анархисты были и остаются (в наше время — в большей степени) маргиналами на политической сцене. Если во время «ожидания всемирной революции» в начале ХХ века они пользовались популярностью в среде левых рабочих и их дружков-интеллигентов, то сейчас слово «анархист» вызывает только насмешливое недоумение. Рисуется святочный образ — взлохмаченное, бедненько одетое чучелко с безумными глазами и бомбой в руках. Сейчас, во время нагнетания официозом «романовского» духа, немногим интересны исторические лица, у которых разум, по выражению Ленина, был «левее здравого смысла». Тем более, что в реальной жизни образ анархиста послушно следует за обывательскими представлениями. Хороший пример — скандальное «дело РВС», Губкина, Соколова и пр., обвиняющихся в терроризме за взрывы памятников Николаю II — «кровавому». Собственно, именно так история и повторяется в виде фарса: пародийные анархисты символически взрывают мертвого царя, а государство устраивает показушный процесс.

Тогда все это было по-настоящему. Анархисты были одними из немногих на политической сцене, кто в прокламациях открыто призывал к убийствам (!), поджогам, воровству, грабежам и бомбометанию. Заголовки листовок типа «Приготовление бомб» или «Как поджигать помещичьи стога» — обычное дело. Жаль, что составитель «из соображений общественной безопасности» одни заголовки и оставил, а содержание опустил. Так что на отечественный аналог заграничной «Поваренной книги анархиста» сборник не тянет.

Есть и другие неприятные детали. В примечаниях Валерий Кривенький пишет, что некоторые документы даны «с незначительными сокращениями». А что это за сокращения в исторических источниках — непонятно. Неясно, к сожалению, и то, насколько полно почерпнут пласт документов на данную тему, хранящийся в отечественных архивах (в основном это бывшие спецхраны или партийные библиотеки). Далеко не на всех публикуемых впервые документах стоит соответствующая пометка. Но все это — так, придирки. В целом же сборник «Анархисты» — для профессионалов книжка нужная. А для любителей — все равно как «Служили два товарища» посмотреть.

Сергей Быковский