главная / о сайте / юбилеи / анонсы / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Судебный процесс социалистов-революционеров (1922 - 1926)

Вашему вниманию предлагается подборка фотографий и факсимиле архивных документов, подготовленных для книги - "Морозов К.Н. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922 - 1926): этика и тактика противоборства. М.: РОССПЭН, 2005. 736c.", но не вошедшая в нее по независящим от автора причинам.

Судебный процесс социалистов - революционеров проходил в Москве с 8 июня по 7 августа 1922 г. и приковал к себе внимание не только внутри России, но всей социалистической и демократической общественности Европы и Америки. По количеству особенностей, затрагивающих самые разные сферы организации подобных процессов и юриспруденции, судебный процесс социалистов-революционеров, пожалуй, не сравнится ни с одним из процессов российского освободительного движения. Но главная и совершенно уникальная его черта, резко выделяющая этот процесс из всей, как дореволюционной, так и советской судебной практики (и та и другая бедностью не отличались), заключается в том, что и те, кто судил, и те, кого судили, пытались доказать и себе, и друг другу и всему миру, что они-то как раз и есть истинные революционеры, а противостоящая им сторона и есть подлинные предатели революции и трудящихся. Большевики страшились опасности повторения печального опыта самодержавия, с переменным успехом боровшегося с революционным подпольем более полувека. Какую роль традиции революционной субкультуры сыграли в падении самодержавия, они знали не понаслышке. Успехи эсеров были страшны не только тем, что ковали новые кадры социалистов, оппозиционных большевистскому режиму, скажем, из студенческой и рабочей среды. Успехи эсеровской и меньшевистской агитации в этой среде в 1921-1922 гг. пугали власти. Да и с многомиллионным крестьянством, как показал опыт, эсеры находили общий язык проще, чем большевики. Тамбовское и особенно Кронштадское восстание подтвердили на практике, что процесс, так сказать, "революционной самодеятельности" масс, как бы большевикам ни хотелось, вовсе еще не прекратился. Соединение идей и "субкультуры революционного подполья" (пользуясь термином петербургского исследователя Б.Колоницкого), носителями которых в это время были эсеры, меньшевики, левые эсеры, часть анархистов и максималистов, с одной стороны, и недовольства различных классов и страт российского общества, с другой, было гибельно для власти. А опасность такого соединения в 1921-1922 гг. была куда реальнее, чем возрождение "белой альтернативы", всерьез скомпрометировавшей себя и в Сибири, и на Севере и на Юге России.

Все это определило и сверхзадачу большевиков на процессе с.-р. в 1922 г. - не доказать их виновность в борьбе против большевистской власти (эсеры этим гордились), не сгноить их в тюрьмах - это и так было уже решено и осуществлялось без всяких судов, а дискредитировать их как революционеров, показать, что им гордиться нечем, что они не наследники славных революционных традиций, а гнусные их предатели, спутавшиеся с Антантой, кадетами, белогвардейцами, опозорившие революционные традиции, и попутно доказав, от противного, что единственные хранители этих святынь - только большевики. Обвинение предъявили не только эсерам, но и нескольким видным меньшевиками, энесам и кадетам, явно преследуя политически и пропагандистски выгодную цель - связать всех воедино в их "службе" отечественной и мировой буржуазии. На процесс, впервые в мировой практике было выведено две группы подсудимых (со своими отдельными защитниками). 1-я группа "нераскаявшихся" эсеров, состояла из 22-х человек, а 2-я группа, включала в себя десять обвиняемых, из бывших эсеров, часть из которых к 1922 г. уже стали коммунистами и должны были сыграть свою роль в "разоблачении" "преступлений" ПСР.

Международный резонанс процесса получился даже громче, чем планировали коммунисты, но вот направленность его оказалась для них совершенно неожиданной. Вместо давления на "соглашательские" партии II-го и Венского Интернационалов, большевики получили шквал общественного негодования в котором свой голос возвысили не только социалистические партии, но и самые широкие политические, общественные и даже известнейшие деятели литературы, культуры и науки - от Анри Барбюса и Герберта Уэллса до Альберта Энштейна.

По приговору Верхтриба ВЦИК 7 августа 1922 г. к высшей мере наказания были приговорены 12 подсудимых 1-й группы: В.В.Агапов, А.И.Альтовский, М.Я.Гендельман, Л.Я.Герштейн, А.Р.Гоц, Д.Д.Донской, Н.Н.Иванов, Е.А.Иванова-Иранова, М.А.Лихач, С.В.Морозов, Е.М.Ратнер, Е.М.Тимофеев (исполнение приговора было отложено Президиумом ВЦИК и превратило "смертников" в заложников на случай активной, прежде всего террористической, деятельности эсеров). 13-м смертником процесса, которому приговор был вынесен почти год спустя после его завершения стал член ЦК ПСР в 1917-1918 гг. В.Н.Рихтер, ушедший в марте 1922 г. в подполье и в качестве членом ЦБ ПСР, заменившего ЦК, был арестован в Киеве в сентябре 1922 г. на партийной конференции. 4 июля 1923 г. Судебная коллегия Верховного суда РСФСР (В.Н. Рихтер заявил о своем отказе являться суд, письменно потребовав "слушать дело без него") постановила считать доказанными "преступные деяния" В.Н. Рихтера, заключавшиеся в участии в "организации, ставящей себе целью свержение Советской Власти, путем вооруженных выступлений и вторжения на территорию вооруженных отрядов и банд, а равно [...] в ряде попыток захвата власти в центре и на местах, насильственного расторжения договоров, заключенных Р.С.Ф.С.Р. и отторжения от Республики некоторых частей ее", т.е. эсеровской партии, а также в руководстве боевой группой и организации "покушения на товарища Ленина в 1918 году", и приговорил его к высшей мере наказания - расстрелу. Впрочем, как и двенадцати его товарищам, приговоренных к высшей мере наказания и переведенным фактически в разряд заложников, В.Н. Рихтеру смертная казнь решением Президиума ВЦИК от 18 сентября 1923 г. была заменена "десятью годами лишения свободы с зачетом предварительного заключения, со строгой изоляцией и поражением прав на пять лет".

Остальные обвиняемые из 1-й группы получили различные сроки заключения: Н.И.Артемьев, М.А.Веденяпин, А.В.Либеров, Д.Ф.Раков, Ф.Ф.Федорович - по 10 лет строгой изоляции, Е.С.Берг, М.И.Львов (наст. имя - П.С.Галанов), В.Л.Утгоф - по 5 лет строгой изоляции, Г.Л.Горьков - 3 года строгой изоляции, П.В.Злобин - 2 года строгой изоляции. Подсудимые-ренегаты 2-й группы: Ю.В.Морачевский и Г.М.Ратнер были оправданы, Г.И.Семенов, В.И.Игнатьев и Л.В.Коноплева были приговорены к высшей мере наказания, а остальные - к различным срокам наказания (И.С.Дашевский - 3 года, П.Т.Ефимов - 10 лет, Ф.В.Зубков, К.А.Усов, Ф.Ф.Федоров-Козлов - 5 лет, П.Н.Пелевин - 3 года, Ф.Е.Ставская - 2 года). Впрочем, по ходатайству Верхтриба все они были помилованы Президиумом ВЦИК и освобождены от наказания.

Одержав, если так можно выразиться, формальную победу над подсудимыми 1-й группы, "моральной победы, - как справедливо отмечал в 1931 г. меньшевик Б.Николаевский, откликаясь на смерть члена ЦК ПСР Е.М.Ратнер, - организаторы процесса не одержали, несмотря на все усилия, им не удалось запугать посаженных на скамью подсудимых политических противников, - не удалось вырвать из их уст ни одного слова отречения или раскаяния. Скамью подсудимых они превратили в политическую трибуну и с нее вели пропаганду своих взглядов, критиковали политику своих обвинителей. Этого власть им не простила и с мстительной жестокостью преследовала их в течение всех тех лет, которые протекли после суда".

После процесса, 22 осужденных эсера прошли через "тюремный эксперимент", который им приготовила власть, и в ожесточенной четырехлетней борьбе вышли из тюремного противостояния, победителями, в немалой степени благодаря поддержке общественного мнения и депутатов -социалистов Франции, Англии, Чехословакии и Германии.

Процесс и его герои были прочно забыты советскими людьми на многие десятилетия. Значимость противостояния 22-х социалистов-революционеров, как и их место в шеренге противников советской тоталитарной системы, поняли лишь немногие, пришедшие много десятилетий спустя и сравнившие, подобно В.Т.Шаламову, суд над писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем с процессом над ПСР: "Со времени дела правых эсеров - легендарных уже героев революционной России - это первый такой политический процесс. Только правые эсеры уходили из зала суда, не вызывая жалости, презрения, ужаса, недоумения...".

Все они прошли нескончаемую череду тюрем, ссылок, лагерей, умирая от болезней и погибая от пуль чекистских палачей. Только один из 22-х подсудимых 1- й группы - А.И.Альтовский пережил годы "большого террора". Парадоксально то, что власти, рассматривавшие процесс как общую могилу, призванную бесследно поглотить оппозиционных ей социалистов, неожиданно для себя создали всем им, рассеянным и безвестно сгинувшим в советских лагерях и тюрьмах 20-30-х гг., один общий могильный камень-памятник, памятник, который мы сегодня воспринимаем как символ несломленной воли и непреданных идеалов.

Подробнее см.:

Войтинский В. Двенадцать смертников. Суд над социалистами-революционерами в Москве. - Берлин, 1922.

Дмитрий Дмитриевич Донской (Составитель, автор введения, комментариев Я.А. Яковлев). - Томск: Изд-во ТГУ, 2000.

Журавлев С.В. Человек революционной эпохи: судьба эсера-террориста Г.И. Семенова (1891-1937) // Отечественная история. 2000. № 3. С. 87-105.

Литвин А.Л. Азеф второй. // Родина. 1999. № 9. С.80-84.

Морозов К.Н. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922 - 1926): этика и тактика противоборства. М.: РОССПЭН, 2005. 736c.

Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922). Подготовка. Проведение. Итоги. Сборник документов / Сост. С.А.Красильников., К.Н.Морозов, И.В.Чубыкин. -М.: РОССПЭН, 2002. 1007.

Сын "вольного штурмана" и тринадцатый "смертник" судебного процесса с.-р. 1922 г.: Сборник документов и материалов из личного архива В.Н.Рихтера / Сост. К.Н.Морозов, А.Ю.Морозова, Т.А.Семенова (Рихтер). М.: РОССПЭН, 2005.

Янсен М. Суд без суда. 1922 год. Показательный процесс социалистов-революционеров. - М., 1993.

Янсен М. Е.М. Тимофеев и другие члены ЦК ПСР после процесса 1922 г. // Минувшее. Вып. 7. ATHENEUM. 1989. С. 193 - 214.

M. Jansen. The Trial of the Socialist Revolutionaries, Moscow 1922. - Martinus Nijhoff Publishers, 1982.