Утгоф Владимр Львович

“Вы ставите мне в вину другое. Почему, когда вы, называющие себя авангардом революции, вышли на дорогу к социализму, почему в этот момент я не с вами. Граждане! Потому, что мне прежде всего факты, потому что факты больше всего на меня давят, чтобы мне ни говорили, какие бы программы какие бы хорошие слова я не слыхал с какой бы то ни было стороны, факты на меня действуют больше, чем какие бы то ни было слова. Я искал равенства, я искал его на путях социализма. Поэтому я и стал социалистом. И вот, когда здесь в Москве, я сталкивался с этим социализмом, который мы имеем сейчас, что я видел - рестораны, наполненные богатой публикой, в которой кучи спекулянтов и старшие чиновники государства. Граждане, если это социализм, то я такого социализма не искал и если я стремился бороться со всем международным интернационалом, то не с тем, который заседает в Гааге. Такие факты меня не привлекают. Я ушел из флота, ушел с военной службы, потому что я не мог видеть того, что там творилось, того угнетения, того бесправия той жестокости, которые нераздельно там творилось и насколько хватало моих сил, в революции я боролся за изменение этого порядка именно в армии. В свое время я был автором, как член Петроградского Совета, той декларации прав солдата, которую Зиновьев назвал декларацией солдатского бесправия и против которой менифестировалиа солдаты под вашими знаменами. На этих знаменах было написано: “Долой убийцу Керенского, долой декларацию бесправия солдат”. Но, граждане, в той бесправной царской армии, может быть раз в год, иногда реже, бывали случаи расстрела солдата за то, что он ударил начальника (я говорю о дореволюционном времени) или за какие-нибудь другие тягчайшие, по воинским понятиям акты, но когда я узнал, что кронштадтских курсантов…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Предлагаю о Красной Армии не говорит.

УТГОФ: Но то, что я хотел сказать является для меня достаточно красноречивым фактом, что новых фактов в этой области я не вижу. А личная свобода, а право говорить? Кто из нас не находится ныне во власти ЧК. Итак, граждане, вот что заставило меня пойти на борьбу - могучая потребность правды, справедливости, свободы и равенства, но она сейчас также далека от меня, как она была далека и в те далекие годы. Но, может быть, бывают у всякого минуты колебания, они бывают и у меня. Когда я вижу на ваших знаменах те лозунги. за которые мы боролись долгие годы, у меня бывала мысль: может быть, мы ошибаемся, может быть здесь лежит путь к лучшему будущему, может быть, те более 150 лет борьбы за свободы, которые я лично считаю прошли от Радищева до наших дней, может быть, они не даром прошли, может быть действительно добились этой свободы. Граждане! У каждого из нас есть отдельные моменты в жизни, которые врезались неизгладимо в памяти. Граждане! Если в этой обстановке, если, как вы говорите, темный народ, темная масса иначе не может итти к социализму, как под бичем, как под железной палкой, то я скажу: так мы вести народ не умеем, так мы его вести не можем. Но я думаю, что если бы даже это было необходимо сейчас, если бы это был тот путь, который культурные условия данного момента предписывают вам с объективной необходимостью, то на нас лежит иная, более высокая и более благородная задача: быть предвозвестниками иного пути, не теперешнего пути, пусть не теперь ему время, но того пути, который будет путем свободного движения народа по пути к социализму.

Да, граждане, к этому пути мы стремимся и мы стремимся к тому, чтобы путь к социализму не походил на этапы рабов, закованных в цепи, гремящих ими и под кнутом погонщика, идущих к неведомой стране. Мы хотим иного, мы хотим, чтобы энтузиастическая масса народа свободно шла по дороге к царству социализма. И мы знаем, что эти ваши рабы перервут окружающие их цепи штыков, сбросят сковывающие их кандалы и придут под наши знамена - знамена свободы и социализма”

Из последнего слова на процессе с.-р. 1922г.

Цит. по Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь-август 1922).

Подготовка. Проведение. Итоги. Сборник документов/ Сост. С.А.Красильников., К.Н.Морозов, И.В.Чубыкин. -М.: РОССПЭН, 2002. С.788-789