Каценеленбоген Леония Максимиллиановна

“Ее муж, наш цекист, был осужден по процессу 1922 года. Он был приговорен к смертной казни, замененной затем десятью годами тюремного заключения. Л. М. с двумя детьми моталась по ссылкам. Была она лет на 5 старше меня. Революция прервала ее образование. Она ушла с 5-го курса медицинского факультета. Медик по призванию, она сумела в Рязани найти свою работу. Она была старшей медсестрой в доме для грудных детей-подкидышей”.

“…. Занимал воспитательный дом почти целый квартал, имел свою пекарню, свои кухни, лабораторию, прачечную. Леония Максимиллиановна рассказывала, как прекрасно он оборудован. Во главе его стояла женщина-врач — опытный, преданный делу человек. Побывав за границей для ознакомления с постановкой работы там, она применяла теперь все последние достижения. Л. М. радовалась, как многому она может научиться, как широко ставится полезная, нужная работа. Огорчало Л. М., что она не может всю себя отдать делу из-за детей”.

Олицкая Е. Мои воспоминания. Т.1. С

“…Среди сидевших в Кисельном переулке эсеров оказалась жена одного нашего старого товарища по петербургскому подполью и студенческому Совету Старост Гриши Катценеленбогена.

Это была красивая брюнетка моих лет, живая и неглупая, по имени Леония Максимилиановна Блох. Муж ее находился где-то в другом месте — не то в ссылке, не то в Соловках, а она попала в тюрьму беременная на третьем или четвертом месяце.

Мы с ней часто встречались на прогулках, иногда вместе гуляли, вспоминали Гришу. И вот именно она решила сообщить Борису Давыдовичу, очевидно, с намерением меня скомпрометировать, всю несчастную историю моего ухода из партии. Камков сам рассказал мне об этом и, увидев, как я сразу помертвела, быстро прибавил: “Ну что ж, я ответил, что все это мне известно от вас лично”.

Б.А. Бабина. ФЕВРАЛЬ 1922.

Публикация В. Захарова / Минувшее.

1990. Феникс. Вып. 2. С.31.