Зензинов Владимир Михайлович

“Владимир Зензинов, в котором тогда чувствовалось нечто от московско-сибирского старовера, точно одетого в застегнутый на все пуговицы длинный сюртук и сочетающего чинную строгость со смягчающей ее сентиментальностью.

…В. М. Зензинов, — типичный образец “делового министра”, как его когда-то прозвали в кругу близких людей. Чрезвычайно усидчивый, настойчивый и уравновешенный, умеющий терпеливо “бить в одну точку”, он органически отдалялся от всего, что отдавало “крайностью”, и столь же органически тяготел к какой-то неопределенной “золотой середине”. Педантизм смягчался в нем воспитанностью, выдержкой, хорошими манерами и подчеркнутой, изысканной корректностью.

Он происходил из хорошей, культурной, крупно-торговой среды, и в общении с людьми буржуазных партий производил впечатление почти своего, и, во всяком случае, не вносящего диссонанса человека comme il faut, достойного всякого уважения. У него не было никаких возмущающих течение его общественной работы сильных индивидуальных страстей, и он пользовался поэтому репутацией безупречности, политической выдержанности и преданности партии. Это был блестящий образец — большого человека на малые дела. В деле непосредственного руководства партийным аппаратом он был незаменим и неподражаем.

В.М. Чернов “Перед бурей. Воспоминания”.

N.-Y. Изд. имени Чехова. 1953. С.344,345.

“В совершенно замечательной статье, напечатанной в “Новом Русском слове” владыкой Иоанном в защиту Зензинова с религиозной точки зрения, говорится то же, что и при жизни Зензинова владыка ему не раз говорил. А именно, что В.М., может быть, не смел всю жизнь ни себе, ни другим признаться, что, “веря в высшее Добро”, он в сущности верит в Бога...”.

Вишняк М.В. Памяти друга // Новый журнал. 1954. Кн. 36. С. 291-294.