Гоц Михаил Рафаилович и Чернов Виктор Михайлович

“...я тогда смотрел так, что вообще в партии совершенно не выяснены были организационные и функциональные отношения: Кто такой Центральный Комитет? Кто такие эти заправилы официальными органами? и почему они являются заправилами? Вот хотя бы Гоц и Чернов: дают ли им директивы из России или же Россия получает директивы от них? - В конце концов на меня производило такое впечатление, что если возвысить голос и сказать властным тоном, что "я буду редактором", то можно cделать и так. Одним словом, кто палку взял, тот и капрал. Я констатировал отсутствие определенных организационных отношений. Может быть, это, конечно, зависело от самого существа русской работы, но я как-то не видел, чтобы было сознание такой ответственности. Было что-то такое стихийное, случайное - по крайней мере такое впечатление это производило на меня.

… в жизни своей не встречал таких замечательных людей, как, например, Гоц, как Чернов, и вообще в отдельности взятые, ...это редкие образчики людей.

…В этой среде я не находил никаких семейных отношений (речь шла о “семейственности” - прим. сост.), но, вероятно, русская жизнь, подпольная жизнь, не помогала выработке вот этих строго разграниченных организационных отношений, а между тем они брались за такие громадные задачи, такие задачи громадной политической важности, как центральный террор, на который обращены взгляды всего мира. И вот проявлялось несоответствие между характером этих задач, которые они себе ставили, и их политическими силами, политическим развитием”

Из показаний Я.Л. И.А.Рубановича ССК по делуАзефа в 1910 г.

Цит по кн.: Морозов К.Н. Партия социалистов – революционеров

в 1907 - 1914 гг.-М.: РОССПЭН, 1998. С.