ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич

«Со школьной скамьи Луначарский поражал разносторонней талантливостью. Он писал, разумеется, стихи, легко схватывал философские идеи, прекрасно читал на студенческих вечеринках, был незаурядным оратором, и на его писательской палитре не было недостатка в красках. Двадцатилетним юношей он способен был читать доклады о Ницше, сражаться по поводу категорического императива, защищать теорию ценности Маркса и сопоставлять Софокла с Шекспиром. Его исключительная даровитость органически сочеталась в нем с расточительным дилетантизмом дворянской интеллигенции, который наивысшее свое публицистическое выражение нашел некогда в лице Александра Герцена.»

Лев Троцкий. Портреты революционеров: Сборник
/Ред.-сост Ю. Г. Фельштинский.--
М: Моск. рабочий, 1991.--365 с.
http://www.lib.ru/TROCKIJ/Trotsky.PortretyRev.txt

«Было бы, однако, неправильным представлять себе Луначарского человеком упорной воли и сурового закала, борцом, не оглядывающимся по сторонам. Нет. Его стойкость была очень - многим из нас казалось, слишком - эластична. Дилетантизм сидел не только в его интеллекте, но и в его характере. Как оратор и писатель он легко отклонялся в сторону. Художественный образ нередко отвлекал его далеко прочь от развития основной мысли. Но и как политик он легко оглядывался направо и налево. Луначарский был слишком восприимчив ко всем и всяким философским и политическим новинкам, чтобы не увлекаться и не играть ими.

Несомненно, что дилетантская щедрость натуры ослабила в нем голос внутренней критики. Его речи чаще всего бывали импровизациями и, как всегда в таких случаях, не были свободны ни от длиннот, ни от банальностей. Он писал или диктовал с чрезвычайной свободой и почти не выправлял своих рукописей. Ему не хватало духовной концентрации и внутренней цензуры, чтоб создать более устойчивые и бесспорные ценности. Таланта и знаний у него для этого было вполне достаточно».

Лев Троцкий. Портреты революционеров: Сборник
/Ред.-сост Ю. Г. Фельштинский.--
М: Моск. рабочий, 1991.--365 с.
http://www.lib.ru/TROCKIJ/Trotsky.PortretyRev.txt

"... Новоявленный министр, имя которого часто упоминается теперь в печати, как министра Народного Просвещения, Луначарскій, как-то по недоразумению примкнул к политике. Он эстет, с развитым художественным чутьем и знает искусство, его теорию и историю. Он может быть хорошим художественным критиком, но в политике человек мало искушенный. Я вспоминаю его рефераты в Швейцарии на собраниях русской колонии. И если бы он не был охвачен доктринерством до того, что стал договариваться до особого вида искусства — пролетарского, то лекции его по литературе и искусству могли быть даже интересны. Но, к сожалению, начиная с художественной критики и подчас тонкого анализа данного автора, он обыкновенно переходил к доктрине и освещал автора под углом зрения пролетарским. Вспоминаю последний вечер, проведенный мною в швейцарской колонии перед экстренным отъездом моим в Америку. Здесь Луначарский предстал хорошим декламатором, частью чужих, частью своих собственных, к слову сказать — очень удачных, я сказал бы, красочных стихов, и его декламация оставила самое приятное впечатление: видно, что это его сфера, и здесь он хозяин. Но как только он с художественных высот спускается в прозу жизни, в политику, он начинает блуждать в потемках и становится просто скучным, как всякий профан, взявшийся вас поучать, не зная сам чему".

К.М. Оберучев. "В дни революции: воспоминания

участника великой русской революции 1917-го года.

Сайт "Военная литература".
http://militera.lib.ru/memo/russian/oberuchev_km/index.html