Плеханов Георгий Валентинович

"В первый же свой приезд в Петербург я впервые познакомился с Плехановым.

"Как нелегального, меня устроили однажды для ночевки в комнате студента-горняка 1-го или 2-го курса. Юноша произвел на меня приятное впечатление. Говорил он хорошо, деловито, просто и вместе с тем весьма литературно. Чувствовалась в нем большая любознательность, привычка читать, думать, работать.

Этот студент был Георгий Плеханов.

Он мечтал в это время окончить Горный Институт и поехать заграницу усовершенствоваться в химии.

В нашем кружке я рассказал о встрече с горняком и отрекомендовал Плеханова, как молодого человека, на которого нужно обратить внимание и которого следует привлечь к революционному делу.

Плеханова, действительно, привлекли к работе. И, благодаря своим блестящим способностям, юноша очень быстро выдвинулся. В 1876 г. он был уже одним из главных организаторов известной демонстрации на Казанской площади и выступил здесь с речью.

Впоследствии он рассказывал мне, как подготовлялась казанская демонстрация. Целыми днями Плеханов бегал по заводским кварталам, разыскивая сознательных рабочих, которых нужно было привлечь к делу. Вечером Натансон расспрашивал его о выполненной работе, и порой в повышенном тоне очень строго выговаривал студенту, почему не побывал он по такому-то адресу. Плеханов кротко выслушивал резкие замечания старшего товарища и на следующий день утром спешил исправить упущения. Все его мечты об окончании Института и о дальнейшей научной работе рассеялись, как дым, - в революции Плеханов нашел свое призвание."

Аксельрод П.Б. Летопись революции. Пережитое и передуманное.Книга первая.
- Издательство 3. И. Гржебина Берлин, 1923. 236 с.
http://socialist.memo.ru/books/grazhd.htm

"Приехав в Петербург в середине декабря или несколько позже, я еще застал там Плеханова, являвшегося идейным главой и душой черно-передельческой группы. На воронежском съезде землевольцев он самым страстным и решительным образом отстаивал старую народническую программу и тактику, вдохновлял сторонников сохранения той и другой в неприкосновенности и фактически руководил ими. Его моральному и идейному влиянию, главным образом - чтобы не сказать больше - приверженцы старого народничества были обязаны тем, что они сорганизовались в самостоятельную группу "Черный Передел".

Кроме Плеханова среди петербургских чернопередельцев выделялся своим образованием и литературными способностями."

Аксельрод П.Б. Летопись революции. Пережитое и передуманное.Книга первая.
- Издательство 3. И. Гржебина Берлин, 1923. 236 с.
http://socialist.memo.ru/books/grazhd.htm

"Эволюцию Плеханова от народничества к марксизму и к социал-демократии легко проследить по его литературным произведениям в промежуток времени с 80-го-81-го до 83-го года. …

Эволюция взглядов Плеханова в сфере применения принципов марксизма к решению проблем русского революционного движения шла, по-видимому, более постепенно, не так стремительно, как можно было бы a priori предполагать, принимая во внимание исключительную силу его теоретической мысли. Я припоминаю, что уже летом 1880 г., когда я приезжал в Женеву для переговоров об организационных и программных реформах в чернопередельческой фракции, я впервые увидел у него на столе раскрытую книгу Энгельса "Herrn E. Durings Umwalzung der Wissenschaft". Само собой разумеется, что для такого человека, как Плеханов, чтение этой книги не могло остаться бесследным."

Аксельрод П.Б. Летопись революции. Пережитое и передумманное. Книга первая.
- Издательство 3. И. Гржебина Берлин, 1923. 236 с.
http://socialist.memo.ru/books/grazhd.htm

Плеханов был лично благородным и этически глубоким человеком и … верность марксизму никогда не заглушала в нем ни подлинного морального благородства, ни интересов к истине и ее прогрессу, он еще задолго до революции окончательно разошелся с Лениным. Плеханов сурово осуждал политику и тактику большевиков, а в 1917 году был одним из самых ярых противников Октября и считал его величайшим историческим несчастьем.»

Шуб Д.Н. Политические деятели России (1850-х – 1920-х гг.).
Сб. статей. Изд. «Нового журнала». Нью-Йорк. 1969. С. 103.

«Было кое-что …, что не притягивало к Плеханову. Он был талантливым человеком, но большой ум его был холодным, смотрящим на мир чрез черствые рационалистические схемы. Свойственного нам молодым социалистам энтузиазма, восторженности, преклонения пред идеей, образом, даже словом ? социализм, Плеханов, в том можно быть уверенным, совсем не испытывал.»

Н. Валентинов. Встречи с Лениным.
Нью-Йорк. Изд. им. Чехова. 1959. С. 243.

«Я видел его впервые. Бросились в глаза густые, сросшиеся брови… Бросился в глаза особый, «натянутый» облик Плеханова. Он учился в военном училище, потом в юнкерском училище, и по словам Л. Г. Дейча, его старого товарища, стремился всегда сохранить военную выправку. Его не славянское, а скорее восточного типа лицо ? грузина, осетина, узбека (в самой фамилии Плехан нечто татарское) ошеломило меня сходством с человеком, которого я хорошо знал. С кем? Георгий Валентинович Плеханов был удивительно похож на своего брата ? Григория Валентиновича Плеханова ? полицейского исправника.

Вот судьба! Один брат — революционер и выдающийся член Социалистического Интернационала, другой — полицейский чин, обязанный охранять цар­ское самодержавие от посягательств революции, руко­водимой его братом.»

Н. Валентинов. Встречи с Лениным.
Нью-Йорк. Изд. им. Чехова. 1959. С. 245.

«В 1904 г. он был в апогее своей силы и славы, полубог на партийном горизонте ? Громовержец-Олимпиец. «Это человек, пред которым приходится съеживаться», ? говорил о нем Ленин. В 1917 г., когда после 38 лет жизни в эмиграции, Плеханов приехал в Петербург, его политическое положение и он сам ? были уже другими. Он осунулся от болезни, сильно постарел, гордая осанка его исчезла. В Женеве он стоял наверху, к нему все прислушивались. В Петербурге Плеханов был в некотором роде забытый и забываемый Фирс из «Вишневого Сада» Чехова.»

Н. Валентинов. Встречи с Лениным.
Нью-Йорк. Изд. им. Чехова. 1959. С. 272.M