Дейч Лев Григорьевич

"Помню один огромный митинг в казармах лейб-гвардии Гренадерского полка. Предметом спора было отношение партий к войне. Спор оборонцев и пораженцев. На стороне социалистов-оборонцев главным оратором был старый социалист, социал-демократ, плехановец Лев Дейч. Со стороны пораженцев первым номером выступал Зиновьев. Здесь столкнулись не только две политические тактики или стратегии. То были два разных мира. С одной стороны, сознание ответственности перед страной и народом, сочетание социалистической убежденности, в наличии которой у Дейча сомневаться никак нельзя, с патриотизмом; Дейч, в неисправимой наивности марксиста старой школы, все время ссылался на авторитет Плеханова, который для слушавшей солдатской массы был совершенно пустым местом. С другой стороны - была ловкая бесстыжая демагогия, не щадившая никого и ничего: ни старого Дейча, когда-то партийного сотоварища, одного из основателей русской социал-демократии, ни других противников, ни, главное, России и судеб русского народа. В большевистских речах в 1917 году это безразличие к России (кроме одного чувства - ненависти к старому строю) было для меня лично самым непереносимым. Увы! Зиновьев "побил" и старого Дейча, и А.И. Шингарева, отважившегося выступить со своими кадетскими тезисами в этом осином гнезде. Наши крики, наши аплодисменты и свистки не могли ничего изменить в "соотношении сил", а солдаты обложили нас нецензурной бранью, из которой мы должны были понять, что буржуазные сынки последний раз уносят ноги целыми с митинга "сознательных" гренадер. Уходя (надо сказать, очень поспешно) с этого ристалища, мы уносили все то же чувство злобы и бессилия и желание от слов перейти к действиям, о котором я уже говорил."

Куторга И. Ораторы и массы. Риторика и стиль политического поведения в 1917 году

Источник: Сайт "Фигуры и лица интернет"

"С Дейчем также я встретился впервые еще в Киеве…в 1872 г. Он был тогда гимназистом 6-го или 7-го класса. Меня поразило тогда, что несмотря на свою юность, говорил он обо всем как-то не по летам трезвенно и казался "юным старичком". Но эта трезвенность, преувеличенная "реалистичность" была не в натуре Дейча, - это был лишь временный налет, результат случайных внешних влияний." …

…Я узнал, что этот "юный старичок" бежал с военной гауптвахты. Очевидно, его боевая, предрасположенная к революционному идеализму натура не могла долго оставаться во власти совершенно не свойственных ей настроений. Вскоре после побега Дейча с гауптвахты, до меня заграницу дошли сообщения о дальнейших его революционных актах, свидетельствовавших о том, что он "сжег за собою все корабли"и бесповоротно ушел в революционное движение. Как в покушении на убийство предателя Гориновича, так и в участии, вместе со Стефановичем, в Чигиринском деле, он проявил много смелости и предприимчивости. …

После отъезда Стефановича в Россию (осенью 1881 г.) организаторская инициативность и активность Дейча проявились особенно рельефно при образовании группы "Освобождения Труда": именно Дейч обеспечил ей в первое время материальную возможность существования."

Аксельрод П.Б. Летопись революции. Пережитое и передумманное. Книга первая.
- Издательство 3. И. Гржебина Берлин, 1923. 236 с.
http://socialist.memo.ru/books/grazhd.htm