Рыбин Петр

“В 1917 г. вернулся в Россию и в продолжении трех лет вел кропотливую работу в профессиональных рабочих организациях. В конце 1917 г. рабочие Екатеринослава послали его на Всеукраинскую Конференцию металлистов по восстановлению промышленности и транспорта. На этой конференции была принята схема Рыбина. По предложению большевиков он, после этого, остался в Харькове и работал в союзе металлистов и ряде иных центральных учреждений промышленности. Однако, летом 1920 г. Рыбин находит, что в условиях коммунистической диктатуры невозможно служить честно рабочему классу, даже в качестве простого профессионального работника, ибо большевики, по его словам, весь свой фронт повернули против рабочих и крестьян. Он едет в лагерь махновцев, чтобы на месте изучить это движение. Там он ведет культурно-просветительную работу, а некоторое время спустя его избирают секретарем Совета Революционных Повстанцев…

Приехав в январе 1921 г. в Харьков, он намеревался вызвать по телефону Раковского и высказать ему свое жгучее презрение за совершенный предательский акт. Через пять минут по прибытии в Харьков он был выслежен, арестован и в марте месяце расстрелян. Несомненно, его расстреляли не за определенную деятельность противо-советского характера в рядах махновщины, ибо его деятельность ограничивалась культурной работой, притом в период соглашения махновцев с советской властью. Его расстреляли за то, что в его руках находился огромный материал, изобличавший предательство и измену советской власти, и за то, что он прямо и безбоязненно бросил ей в лицо этот материал”.

Гонения на анархизм в Советской России.

Берлин. 1922. С. 32.