Боровой Алексей Алексеевич

“… Нашел я Введенку. Поднялся в квартиру Алексея Алексеевича Борового. Позвонил. Дверь открылась, и меня встретил среднего роста интеллигентный человек, красивый и хорошо, с особой четкостью говорящий по-русски…

… Вскоре после нашего посещения А. А. Борового, тов. Аршинов организовал лекцию “О Толстом и его творчестве”, которую читал тов. Иуда Гроссман-Рощин, со вступительным словом тов. Борового.

Эта лекция, как и вступительное слово к ней Борового, меня, крестьянина-анархиста, очаровали; в особенности, должен сознаться, очаровало меня слово Борового. Оно было так широко и глубоко, произнесено с такой четкостью и ясностью мысли, и так захватило меня, что я не мог сидеть на месте от радости, от мысли, что наше движение не так уж бедно духовными силами, как я себе представляю. Помню, как сегодня, что я, как только Алексей Алексеевич окончил свою вступительную речь к лекции Рощина, выскочил из зала и побежал в фойе, чтобы пожать ему, Алексею Алексеевичу, руку и выразить свое чувство товарищеской благодарности. Зайдя в фойе, я встретился лицом к лицу с Алексеем Алексеевичем, прохаживающимся по фойе. Я был полон радости за него, за его успех перед аудиторией, которая – я видел и переживал это вместе с ней, я был в этом убежден – аплодировала с такой радостью и чувством благодарности. Затем, разговорившись с ним, я подал ему руку и выразил ему все то, что чувствовал… По-моему, он вполне заслужил такое выражение признательности.

Но Алексей Алексеевич был скромен и, крепко держа мою руку в своей, полусмеясь и глядя на меня и на стоявшего рядом со мной тов. Аршинова, сказал: - Благодарю, но мне кажется, что я несколько обидел тов. Рощина: я заставил его долго ожидать конца вступительного слова.

Я подхватил: - Нет, вам, Алексей Алексеевич, мало времени дали!.. Мы обменялись еще несколькими фразами и разошлись”.

Махно Н.И. Воспоминания. Киев.

Украина. 1991. Т. 2. С. 93, 98-99.