Явлинский Герц Лазаревич

"Во время ташкентской ссылки в 1934 году… он уже отсидел срок в политическом изоляторе, имел семью, работал экономистом и был членом ЦС. Он пользовался авторитетом среди старших товарищей, посещавших наш клуб, относился с уважением к нам, молодым и был готов поддерживать нас морально и материально. Во время эпидемии 1934 года он заболел тифом. Его жена Лена, врач по профессии прилагала сверхъестественные усилия к тому, чтобы его спасти, но безуспешно. Он умер от тифа в возрасте сорока двух лет. Все ссыльные Ташкента участвовали в его похоронах - не только сионисты, но и люди других фракций: эсеры, социал-демократы, анархисты, даже бундовцы и троцкисты, а также его коллеги по работе и соседи по дому. Его похороны превратились в большую демонстрацию, вызвавшую сильное раздражение в ОГПУ - но власти не посмели вмешаться. Позднее, после арестов 1937-1938 годов, они во время допросов напомнили всем нам об этом дне как о "настоящем бунте против советской родины"".

Т. Перельштейн (Рубман). Помни о них, Сион.

Иерусалим. Библиотека алия. 2003. С. 48.