Мартов Юлий Осипович, Плеханов Георгий Валентинович, Ленин Владимир Ильич, Потресов Александр Николаевич, Аксельрод Павел Борисович

"В натуре Мартова был своего рода вежливый и утонченный фанатизм. Это было не что иное, как глубокая и утонченная беспредельная верность и преданность делу, которому он служил, и которые выходили за пределы личных чувств и отношений. Но одновременно с этим редкая чуткость к отдельным лицам, к их нуждам, потребностям, чаяниям и надеждам.

Плеханов требовал поклонения своей личности, в его отношении к людям было нечто от сюзерена, принимающего поклонение своих вассалов. Ленин не допускал ни малейшего отклонения от своих идей; у Потресова я находил глубоко человечную, но чуть-чуть холодноватую толерантность, и лишь Аксельрод и Мартов - при всем различии их характеров, проявляли глубокую сердечность, которая позволяла соединять глубокое уважение к этим людям с теплотой товарищеских отношений".

Е.Л. Ананьин. Из воспоминаний революционера 1905-1923 гг.