главная / о сайте / юбилеи / анонсы / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

О.В. Коновалова

Политические идеалы В.М.Чернова: взгляд через годы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Развитие России в начале ХХ в. положило конец двуединой вере народничества - в возможность прийти к социализму особым некапиталистическим путем. Капитализм вторгался во все сферы общественного бытия, но последствия его были весьма неоднозначны. Все это требовало переосмысления старой теории, научная разработка которой выдвинула В.М.Чернова в ряды идеологов и лидеров неонародничества.

Чернов «омолодил» народничество, очистив от ортодоксальных крайностей концепции самобытности России, развивая его в направлении к сближению с доктриной западноевропейской социал-демократии. Творческий синтез западноевропейских теорий с основами народнической доктрины позволил выйти на новый теоретико-методологический уровень.

Философско-социологическая концепция Чернова строилась на идее целостности исторического процесса. Он был убежден, что экономические, политические, правовые отношения, идеология и культура являются равноправными факторами исторического процесса и их разделение ведет к упрощенно-линейному представлению о закономерностях общественного развития.

Исходя из идеи единства и многообразия исторического процесса, Чернов разработал концепцию типов капиталистической и аграрной эволюции, получившую признание в современной науке. Определяя тип капиталистического развития той или иной страны, теоретик эсерства учитывал не только время вступления страны на путь капитализма, но и целый комплекс естественных, исторических, социально-экономических и политических условий. Различие между индустриально развитыми и аграрно-сырьевыми странами Чернов видел не в разных стадиях развития капитализма, а в его типе, который определяется спецификой исторического развития и положением страны в системе международного разделения труда.

Чернов пришел к выводу, что в странах, подобно России поздно вступивших на путь капиталистической эволюции и сохранивших в структуре своей экономики высокий удельный вес сельского хозяйства, перспективы развития капитализма ограниченны. Альтернативу капиталистическому развитию аграрных стран Чернов усматривал в некапиталистической эволюции. Принципиальное отличие модели некапиталистической модернизации он видел в сохранении и развитии традиционных институтов, их постепенной трансформации в современные общественно-экономические формы, в широкой демократизации общества. Путь некапиталистической эволюции, по мнению Чернова, гарантирует аграрным странам безболезненность процесса модернизации и создает необходимые предпосылки для дальнейшей трансформации в «социалистический элизиум».

Творческий синтез основных постулатов народничества и марксизма позволил Чернову выйти на новый методологический уровень в решении программных вопросов. Разработанная Черновым программа социализации земли представляла серьезное обоснование политико-правовых и социально-экономических предпосылок аграрной реформы и опиралась на коренные основы правосознания российского крестьянства, отражавшего глубинные реалии исторического развития страны.

Несомненно, что в социалистической теории Чернова просматриваются элементы утопии. Наиболее отчетливо они проявились в идее вытеснения кооперацией рыночных отношений. Однако в стремлении потеснить рыночные отношения, думается, не следует видеть лишь проявление реакционной ортодоксии. Это можно рассматривать и как поиск оптимальной модели модернизации, учитывавшей историческое своеобразие страны с огромной массой крестьянского населения, не порвавшего еще с патриархальными узами. С этой точки зрения утопизм эсеровской социалистической программы есть отражение исторических противоречий, незрелости социально-экономических, политических и культурно-идеологических предпосылок либерально-буржуазных реформ в России.

Приверженность демократическим ценностям оказала существенное влияние на разработку Черновым политических установок эсеровской партии. Одной из главных задач, которые Чернов ставил перед партией, была активизация масс для участия в политической борьбе. Бланкистская тактика захвата власти была ему глубоко чужда. Политический террор Чернов допускал лишь как вынужденную меру, вызванную слепым упорством власти, поэтому отстаивал линию на ограниченное применение политического террора.

В эволюции политических установок Чернова отчетливо прослеживается ориентация от революционных форм политической борьбы к легальным. Реформистская линия в тактике партии особенно усиливается в период Февральской революции. Корни этого следует искать в природе демократического мировоззрения. Демократизм вбирает в себя основные ценности либерализма, гражданские и политические права и свободы, идеи правового государства и стремится распространить их на социальную сферу. Это ведет революционеров к корректировке своих программных целей в духе правового демократического социализма и оказывает существенное влияние на выбор средств их осуществления, направляя к поиску легальных способов достижения социального идеала. В конечном итоге демократическая ориентация приводит Чернова к четкому осознанию разрушительных сторон революционного насилия. Однако это не означало растворения эсерства в либерализме, а тем более его вырождения как демократической идеологии, ибо и в этот период приоритетной задачей для Чернова оставалась реализация социальной программы, главным содержанием которой по-прежнему была защита интересов и чаяний демократических слоев населения.

От Февраля до Октября 1917 г. эсеровская партия не смогла сохранить организационное и идейное единство. Раскол в партии, доминирующее влияние в ЦК правых элементов, делавших ставку на коалицию с либералами, нежелание руководства партии взять на себя ответственность за управление страной обусловили, по мнению Чернова, поражение демократических сил России и способствовали победе большевиков.

Претендуя на выражение интересов всех трудящихся и действительно выражая их на определенном историческом этапе, эсеровская идеология все же оставалась системой мировоззрения определенного слоя демократической интеллигенции, и фактически ей не удалось всерьез и надолго преодолеть свою замкнутость. Это в конце концов предопределило поражение эсеровской партии в России.

В политической ситуации России начала ХХ в. Чернов недооценил влияние авторитарной традиции, господствовавшей в российском обществе, преувеличив заложенные в русском народе демократические потенции. Этим, по нашему мнению, было обусловлено несоответствие политических установок партии эсеров конкретным историческим условиям России. Трагедия Чернова заключалась в том, что он оставался искренним и последовательным приверженцем демократических ценностей во всей их полноте. Ставка на демократию в стране с низким культурным уровнем, с традиционным сознанием, при отсутствии сколько-нибудь прочных демократических традиций привела к неадекватному для данной исторической ситуации политическому поведению и способствовала поражению партии и самого Чернова. Не случайно тактика «третьей силы» Чернова не была реализована в революции, партия сбивалась то на коалиции с либералами, то на совместные действия с большевиками.

Идеалом Чернова являлось развитие интегральной демократии, суть которой заключалась в распространении принципов «свободы, равенства, братства» на социально-экономические, культурные, духовные отношения, во внедрении основных демократических ценностей в сферу внутренней, внешней и международной политики. Перспективы интегральной демократии Чернов связывал с процессом становления новой общественной эпохи – социализма. Социализм для Чернова, являясь идеалом, в то же время означал определенную тенденцию, процесс развития новых общественных отношений. В ХХ в., как считал эсер, социализм становится «конструктивным», из области утопии и научных гипотез он переходит на рельсы конкретной политики, деятельности по защите интересов народа.

С этих позиций Чернов критически оценивал большевистскую практику построения социализма в России. Общественный строй в СССР он не считал социалистическим, а полагал, что речь идет о развитии особой модели «гипер-капитализма», «этатизма», в котором государству отводилась ключевая роль во всех сферах общественной жизни. Характеризуя суть политического режима в СССР, Чернов говорил о всевластии Сталина и коммунистической партии, сращивании партии и государства, об управлении страной террористическими методами. Такие установки привели Чернова к обоснованию основных положений теории тоталитаризма, которые он сформулировал задолго до появления ее официальной версии в 1950-е гг.

Он рассматривал фашизм как один из самых агрессивных и опасных для всего человечества видов тоталитаризма, в наиболее законченном виде получивший развитие в Германии. Опасность фашизма Чернов усматривал в том, что в своей идеологии и политике он бросил вызов всем гуманистическим основам цивилизации. По его мнению, появление фашизма связано с глубоким духовным и нравственным кризисами человечества, без преодоления которых у человечества нет будущего.

Концепция тоталитаризма Чернова по сути дела являлась логическим развитием его доктрины о типах капиталистической эволюции. Получалось, что именно государства, поздно вступившие на путь капитализма, в развитии которых преобладали его «темные» стороны, в условиях ХХ в. трансформировались в тоталитарные диктатуры. Но сам Чернов такой вывод не сформулировал. Более того, он отказывался признавать тоталитаризм адекватной формой развития обществ, переживающих существенные трудности на пути модернизации. Теоретик считал его своеобразным тупиком в общественном развитии. В этом, на наш взгляд, проявились противоречия в концептуальных построениях Чернова. Он был убежден в существовании особых моделей капитализма, обращал внимание на специфику социально-экономических отношений стран, поздно вступивших на путь модернизации, однако при этом не хотел признавать, что особым социально-экономическим условиям соответствуют адекватные им политические формы. Политические идеалы Чернова, ориентированные на защиту прав и свобод личности, демократию, не позволяли ему смириться с диктатурой.

В годы Великой Отечественной войны Чернову пришлось сделать трудный выбор между ненавистью к коммунистической власти и любовью к Родине. Патриотические чувства одержали верх. С началом войны Чернов выступил с инициативой создания «Комитета Защиты Демократии по вопросу о межнациональных отношениях среди народов Востока Европы». Основными задачами Комитета должны были стать организация материальной и военной помощи славянским народам в борьбе против фашизма. Чернов даже предлагал в рамках Комитета создать в США пункт «для вербовки славянских добровольческих легионов». Другой группой задач Комитета являлась разработка теоретических основ нового правопорядка на территории Восточной Европы. Фашистским планам переустройства мира Чернов предлагал противопоставить демократический вариант организации послевоенной Европы. Победу России он связывал с перспективой демократизации ее политического строя.

Надежды на либерализацию политической жизни в СССР в годы войны не оправдались. Однако Чернов продолжал верить в демократический потенциал русского народа и торжество принципов демократии в России. В мае 1948 г. Виктор Михайлович принял участие в создании в Нью-Йорке «Лиги борьбы за народную свободу» - организации, объединившей демократическую эмиграцию. Ее целью являлась «борьба против коммунистической диктатуры во имя установления в России свободного, подлинно демократического строя». Лига стала хорошим фундаментом для сближения позиций эсеровской и социал-демократической эмиграции, объединение которых в единую социалистическую партию состоялось в марте 1952 г., за месяц до смерти В.М.Чернова. Но это было уже мемориалом в их память, так как в обеих партиях оставалось лишь несколько десятков пожилых людей.

Чернов прожил долгую и интересную жизнь, в которой проявил себя способным политиком и талантливым ученым. На всем протяжении жизненного пути он оставался жизнерадостным, полным энергии и задора человеком, вдохновляющий своим оптимизмом всех, кто был рядом. Через всю свою жизнь Чернов пронес веру в идеалы социализма и демократии, в светлое будущее человечества.