главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Ященко Вячеслав Григорьевич,
кандидат филологических наук, краевед,
журналист ИА «Кавказский узел» (Волгоград)

Борьба партии социалистов-революционеров против большевиков в Царицынской губернии (1918-1922)

В годы Гражданской войны и крестьянского сопротивления политике военного коммунизма во многих регионах России с 1918 по 1922 годы действовали подпольные группы партии социалистов-революционеров. Выступление эсеров были отмечены и на территории Царицынской губернии1. Судя по сведениям, содержащимся в архивных документах, общей эсеровской подпольной сети в крае не существовало. Действия их носили спорадический характер. Иногда эсеры координировали свои действия со степными партизанами и повстанческими армиями, среди лозунгов которых часто встречаются и воззвания эсеровского содержания.

Антибольшевистские заговор правых эсеров в Царицыне, вероятно, зрел в июле – августе 1918 года во время первой осады города армией атамана Краснова. В ночь с 17 на 18 августа чекисты арестовали членов группы бывших офицеров, планировавших свержение Советской власти в городе. По мнению следователей, в заговоре были замешаны американские, французский и сербский консулы. Мятежники, используя опыт восстания чехословацкого корпуса в Поволжье, на Урале и в Сибири, намеревались использовать помощь сербских военнопленных, квартировавших в то время в Царицыне. Работу среди сербских частей проводил бывший поручик сербской службы Вассович и бывший офицер русской армии Углевенко. Возглавлял заговор, по мнению чекистов, правый эсер, бывший офицер Алексеев Александр Николаевич, который «втерся в доверие Наркомпути товарища Невского и получил ответственное назначение»: инженер Алексеев занимал должность уполномоченного ВСНХ по заготовке топлива. В штаб заговорщиков вошли Угневенко (должен был возглавить вооруженные силы повстанцев), правый эсер Котов (осуществлял политическую работу штаба). Меньшевики планировали послать в штаб мятежников своего представителя, но, по словам чекистов, так этого и не сделали. Боевую силу составляли члены офицерской подпольной группы, отряд рабочих-эсеров и два сербских отряда, в которые входили члены кооператива «Фронтовик». План заговорщиков заключался в следующем. Отряд №1 французского завода «ДЮМО» в 225 штыков в 2-30 ночи (точная дата начала мятежа в документах не указана) должен был занять штаб обороны завода. Остальным 125 бойцам отряда №1 вменялось напасть на военные склады завода. 300 штыков отряда №2 планировалось отправить для захвата почты, станции Юго-Восточной железной дороги, здания ЧК, располагавшегося на правом берегу Царицы в доме купца Голдобина. Отличительный знак мятежников - красная ленточка на левом рукаве. Их лозунг – «За Учредительное собрание».

В числе арестованных оказались также отец руководителя мятежа Николай Павлович Алексеев и брат Павел Николаевич. Также по делу были задержаны американские консулы Бурры (Барри) и Леонар (Леонард), французский консул Шарбо2. 20 участников заговора инженера Алексеева, в том числе одна женщина, были расстреляны без суда3. До сих пор неизвестно, существовал ли заговор на самом деле. Будущие исследования, возможно, прольют свет на эти события.

Эсеры Царицына были замешаны еще в одном инциденте. Летом и осенью 1918 года начались волнения в 10-й Красной армии, оборонявшей Царицын. Один из крупных мятежей был подавлен 7 - 8 сентября в Ельшанке. 2500 бойцов 2-го запасного полка, сформированного из волжских грузчиков профсоюза «Грузолес», отказались выступить на фронт. Причина – недостаток вооружения. Своих бойцов поддержал командир полка, бывший штабс-капитан, эсер В.Я. Молдавский. С обеих сторон прогремели выстрелы: бунт перерос в открытый мятеж, который, впрочем, был быстро подавлен. Участники мятежа прошли через допросы чекистов. Почти все они были амнистированы и продолжили службу в Красной армии. Молдавский и 10 грузолесовцев были расстреляны4.

Повстанчество Среднего Дона в 1918 – 1921 годах, по мнению чекистов, имело «эсеровско-кулацкий оттенок». Связано это было с тем, что агитация правых эсеров хорошо «накладывалась» на «неудовлетворенность среднего крестьянства продразверсткой» и на недовольство «разоренного кулачества»5. Среди донской интеллигенции было много членов партии социалистов-революционеров. В казачьих округах действовали их подпольные организации. Не случайно среди лозунгов, выдвигавшихся партизанскими отрядами, был и эсеровский призыв: «В борьбе обретешь ты право свое!»6.

Во 2-м Донском округе в 1920 году существовала подпольная группа эсеров. Ее руководителем был местный лесничий Побей-Печь. Эта группа не успела перейти к активным действиям. В конце 1920 года она была раскрыта, руководители расстреляны7. В Урюпинске существовала сеть эсеровского подполья. В начале 1921 года заговорщики имели связь с партизанским отрядом Мотарыгина, а через него, возможно, и с тамбовской Объединенной партизанской армией Антонова-Токмакова. В мае 1921 года деятельность урюпинской группы эсеров была раскрыта, большая часть ее членов была арестована8.

Мятеж караульного батальона К.Т. Вакулина в сл. Михайловке 18 декабря 1920 года, по воспоминаниям партработника И.С. Чумакова, подготовили местные эсеры. Заговорческую Пятерку, по свидетельству очевидца, возглавлял эсер Иванов9. Если данные И.С. Чумакова верны, то организация самого крупного восстания на Среднем Дону и в Поволжье, а также создание одной из крупных повстанческих армий в России могут быть связаны с эсеровским подпольем10.

В лесах Даниловской и Ореховской волостей во время Михайловского восстания комбата К.Т. Вакулина (декабрь 1920 – лето 1921 года) оперировали эсеровские повстанческие отряды Макарова, Голованева, Волкова, Босёнка, входившие в группировку местных эсеров Григоренко и Гордиенко. В районе ст. Островской действовал партизанский отряд Буянова11. Свои действия донские эсеры, возможно, координировали с вакулинцами.

«Организация Орлова» - так назвал подпольную эсеровскую группу, существовавшую в Николаевске с 1918 года, в своей записке член этой организации, бывший подпоручик Дубина. Эту записку обнаружили чекисты в его квартире во время обыска весной 1920 года. Сам автор документа успел к тому времени скрыться – ушел с белыми. Группой Орлова чекисты Николаевска и Камышина заинтересовались в августе 1919 года перед самой эвакуацией советских учреждений из этих городков. По понятным причинам следствие в то время не дало никаких результатов.

После освобождения Царицынской губернии от войск Деникина, в мае 1920 года был арестован член орловской организации, вернувшийся из «стана белых». Следствие возобновилось. Чекисты выяснили следующие подробности деятельности этой группы. Сам Орлов был сыном священника. Служил в царской армии в чине штабс-капитана. Именно он в середине 1918 года организовал подпольную антибольшевистскую группу в Николаевске, имевшую тесную связь с дезертирами, скрывавшимися в степях. Орловцы проводили антисоветскую агитацию, готовили восстание. В своей подпольной работе заговорщики использовали советские бланки и печати. Члены этой группы имели неограниченный доступ к советской канцелярии, так как многие из них занимали высокие посты в местных органах власти, включая уездное ЧК. За несколько дней до занятия Николаевска белыми орловцы на тайном собрании разработали план вооруженного восстания в городе. Заговорщики ставили перед собой две задачи – помешать советским войскам эвакуировать военное имущество и прервать связь фронта с правобережьем Волги, откуда перебрасывались отступавшие из Камышина части Красной армии.

В Николаевске в то время существовала еще одна тайная организация, состоявшая из учащейся молодежи. Лидерами группы были студенты - братья Цыганковы. Члены этой группы также участвовали в подготовке восстания. План восстания, по мнению чекистов, «разработан был до тонкости». Командовать восстанием должен был один из лидеров орловской организации, бывший офицер Корженко. В то время он служил в Красной армии на должности начальника пулеметной команды, «с которой находился на фронте недалеко от Николаевска». Заговорщики имели подробные списки чекистов и местных коммунистов, которых, по словам арестованного мятежника, «было решено расстрелять без разговоров». Но планам орловцев не суждено было сбыться. Подвели студенты. В ту пору в Николаевске на одном из митингов выступал член РВС 10-й армии товарищ Минин. Во время его речи Александр Цыганков стал возбуждать толпу против советской власти. Он был арестован. Позже в застенок препроводили и его брата Николая. На квартире Цыганковых чекисты провели обыск. Было найдено оружие. Братьев приговорили к смертной казни, но во время эвакуации им удалось бежать. Когда части армии Деникина вошли в Николаевск Цыганковы вступили в ее ряды. В это же время под Камышином из красной артиллерийской части к белым перебежал другой член подпольной организации – Дубина, который у красных занимал высокий чиновничий пост (какой именно выяснить не удалось). С собой он прихватил план Саратовского укрепрайона. В Николаевске Дубина организует военно-следственную комиссию по борьбе с большевизмом. Под его руководством действовала контрразведка. К работе по расправе над коммунистами он привлек всех оставшихся в городе орловцев. Во время занятия Николаевска красными частями Дубина увел в степь 40 арестованных красноармейцев, которые вскоре по его приказу были расстреляны. Чудом выжили два человека («упали вместе с убитыми»). Они-то позже и рассказали чекистам о зверствах эсера Дубины. К лету 1920 года чекисты арестовали 17 членов орловской организации. Сам Орлов содержался в Царицынской тюрьме12.

До 1922 года в Николаевске дожила еще одна организация эсеров, лидером которой был Василий Козьмич Орлянский. Известно, что этот человек пользовался среди местного населения большой популярностью13. Участвовали ли члены группы Орлянского в подготовке восстания в Николаевске в 1919 году, пока не известно. Возможно, чекисты под фамилиями Орлов и Орлянский имели в виду одного и того же человека.

В 1921 года в Нижнем Поволжье появились первые признаки мора. Экономика региона была основательно подорвана энергичной выкачкой хлеба. Все чаще в заволжских уездах Самарской и Царицынской губерний вспыхивают голодные бунты: «голодные крестьяне собираются … в волостях по несколько тысяч человек и требуют от продорганов хлеба … часто, благодаря неумелости сговориться с этими толпами, вызывает их на восстание»14. Политическая обстановка накаляется до предела. Население все чаще переходит от пассивных способов гражданского неповиновения к активным, насильственным методам. С мест в губернские центры приходят тревожные донесения. В Николаевском уезде «Уком разлагается … Масса, подстрекаемая «кем следует», игнорирует мероприятия Советской власти. На собраниях открыто вотируется эсеровская политика. Коммунисты в загоне»15. Отношение к властям «вызывающее». «По непроверенным сведениям готовится восстание против коммунистов»16. В марте-апреле 1921 года в северных районах Царицынского и Самарского Заволжья в южных уездах Саратовской губернии и Автономной области немцев Поволжья вспыхивает интернациональное восстание «Голодающих крестьян Поволжья». Лозунг повстанцев вполне эсеровский: «Долой комиссародержавие, коммунистов, приведших страну к полному разорению и голоду! Да здравствует наше правое дело и Учредительное собрание, чистый отразитель народной воли!»17.

После разгрома восстания в апреле боеспособные группы инсургентов уходят в степи, где многие из них продолжают борьбу вплоть до 1922 года.

Итак, можно сделать следующий вывод: на территории Царицынской губернии централизованной подпольной сети партии социалистов-революционеров не существовало. Несмотря на поддержку и симпатии местного населения, эсеры играли второстепенную роль в развитии антибольшевистского повстанчества в крае. Действия их носили спорадический характер. Иногда эсеры координировали свои действия со степными партизанами и повстанческими армиями, среди лозунгов которых часто встречаются и воззвания эсеровского содержания. Сопротивление режиму эсеры прекратили после отмены продразверстки и введения в стране Новой экономической политики.

Примечания

1 Царицынская губерния была образована 7 сентября 1918 года приказом Военного совета Северокавказского военного округа. 20 апреля 1920 года в ее состав вошли 2-й Донской и Усть-Медведицкий округа, 4 апреля 1921 года – Хоперский округ.

2 См.: Архив УФСБ по Волгоградской области. Ф. 2. Д. 485. Л. 18-19.

3 См.: Скрипкин А.С., Луночкин А.В., Курилла И.И. История Волгоградской земли от древнейших времен до современности. Учебное пособие. М.: Планета, 2013. С. 128.

4 См.: ВЧК – ГПУ. Документы и материалы / Ред. –сост. Ю.Г. Фельштинский. – М., 1995. С. 35-43; Скрипкин А.С., Луночкин А.В., Курилла И.И. Указ. соч., С. 128.

5 См.: Архив УФСБ России по Волгоградской области. Ф. 7. Д. 171. Л. 31-32.

6 Там же. Л. 32.

7 См.: Архив УФСБ России по Волгоградской области. Ф. 7. Д. 87. Л.52.

8 Там же. Л. 54.

9 См.: Центр документации новейшей истории Волгоградской области. Ф. 149. Оп. 3. Д. 339. Л. 2.

10 Подробнее о вакулинском восстании см.: Ященко В.Г. Антибольшевистское повстанчество в Нижнем Поволжье и на Среднем Дону: 1918-1923. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2008.

11 См.: Федорцев А.И. Пламя в междуречье. Волгоград, 1983, С. 183-184.

12 См.: Архив УФСБ России по Волгоградской области. Ф.2. Д. 485. Л. 22-23.

13 Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). Ф. 497. Оп. 4. Д. 2. Л. 29.

14 См.: Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922 гг.: Документы и материалы/ Под. ред. В. Данилова и Т. Шанина. – М.: «РОССПЭН», 2002, С. 680.

15 ГАВО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 43. Л. 13.

16 См.: там же. Л. 11.

17 См.: Крестьянское движение в Поволжье. Указ. соч. С.669-672.