главная / о сайте / юбилеи / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

Я.В.Леонтьев, к.и.н.
(МГУ им. М.В.Ломоносова)

ЛОЗУНГУ ВЕРНА ПО-ПРЕЖНЕМУ

Опубликовано: "Московские новости". 25 марта 1990 г. № 12 (506).

Екатерина Тарасова никогда не отрекалась от своей партии. Она и сейчас отдает ей предпочтение.

- Мои родители, Ольга и Борис Тарасовы, были членами партии эсеров со дня ее основания...

Согласитесь: не очень типичное даже для нашего времени начало разговора - воды и крови с тех пор утекло немало. И тем не менее сидим в московской квартире, куда Екатерина Борисовна приехала из Новосибирска навестить родственников, вспоминаем о событиях не только далеких, но и пока малоупоминаемых.

Итак, о родителях: работали в нелегальной типографии, однажды Ольга Тарасова умудрилась провезти через границу динамит, спрятанный под одежду. Оба были отправлены в царскую ссылку. Бежали. Потом эмиграция...

А теперь дочь о себе.

- В Союз эсеровской молодежи я вступила в 1921-м в Чите, - вспоминает Екатерина Борисовна. - Мне было 15 лет. В то время Чита была столицей "буферной" Дальневосточной республики. Правительство - коалиционное. Папа занимал в нем пост министра земледелия, был депутатом Народного собрания. Все партии работали легально. Мы, молодежь, вечно крутились в клубе социалистов-революционеров. В кружке занимались политэкономией, историей социалистических учений.

В октябре 1922-го большинство читинских эсеров, среди них и мои друзья, члены нашего союза, были арестованы. Многие вместе с папой попали, на Соловки. Я еще училась в школе, и меня не тронули. Вскоре я уехала из Читы поступать в институт. В Петрограде оказалось несколько бывших членов Союза эсеровской молодежи. В начале 1924-го мы узнали о расстреле на Соловках группы эсеров, были потрясены этим и решили выпустить листовку. Я написала черновик. Подписали просто - "группа социалистической молодежи". Нас выдал провокатор, и вскоре вся компания была арестована. Так я попала в свою первую ссылку - в Красноярск. Местом второй ссылки стал Оренбург. После Оренбурга оказалась в Самарканде, где, кстати, познакомилась с Марией Спиридоновой. А потом, в тридцать седьмом, - 10 лет лагерей. Как мне сказали, для профилактики.

В 1944 году по заключению медкомиссии я была освобождена из лагеря. Потом? Родственники подняли на ноги. Я одна вырастила двух дочерей (первый и второй мужья погибли в лагерях). Работала агрономом в Средней Азии, затем переехала в Новосибирск, работала экономистом. Жила как все...

Действительно, Екатерина Тарасова живет как все. Помогает дочери готовить завтрак, провожает внучку в школу, дочь и зятя - на работу, потом разные дела по дому. Когда есть время, садится за воспоминания.

Она напряженно следит за всем, что происходит в стране.

- Сейчас я с удовольствием читаю журнал "Община" - орган конфедерации анархо-синдикалистов, - продолжает собеседница, - независимый исторический журнал "Былое" (в нем напечатаны отрывки из моих воспоминаний), газету "Революционная Россия" - орган народников-социалистов, независимую социалистическую газету "Новая жизнь", газету "Свободное слово", другие издания неформалов.

Сейчас создан оргкомитет социалистической партии, учреждать которую собираются в этом году. Думаю, что в эту организацию войдут и народники. Что касается меня, то я всегда стояла на народнических позициях, считала, что общество должно преобладать над государством. Народнический путь - это русский путь к социализму, общинный путь.

Наша партия хотела идти к социализму через социализацию земли. Но мы не представляли социализм без демократии. Большевики же были сторонниками национализации. Эсеры с негодованием отнеслись к насильственной коллективизации крестьянства. Лично я считаю, что необходимо немедленно вернуть землю крестьянам, передать ее в вечное и безвозмездное пользование.

Хочу напомнить старинный эсеровский лозунг, главный лозунг моей жизни. "В борьбе обретешь ты право свое!". Мне говорили, что этот лозунг вновь появился на демонстрациях. Это вселяет надежду, что социализм и демократия победят...