главная / о сайте / юбилеи / анонсы / рецензии и полемика / дискуссии / публикуется впервые / интервью / форум

А. И. Аврус, А. П. Новиков
(Саратов)

Аванпост социализма

Опубликовано в кн.: Мировая социал-демократияч: теория, история и современность. Материалы международной исторической конференции. Москва, 25-26 июня 2003 г. /Отделение историко-филологических наук РАН; Центр истории мировой социал-демократии Института всеобщей истории РАН; Кафедра общественно-политических движений XIX-XX вв Государственного университетагуманитарных наук; журнал "Отечественная история". М.: Собрание, 2006. С.420-426


В современной отечественной литературе, посвященной мировому социалистическому движению, основное внимание уделяется практическому опыту шведской социал-демократии, некоторых других европейских стран, но совсем обойден вниманием опыт строительства социализма, накопленный в 20-30 – гг. еврейским рабочим движением в Палестине1, а именно там, как отмечал В. М. Чернов, проходил передний край борьбы за социализм, претворялась в жизнь программа российских социалистов-революционеров начала века2.

В 1934-1935 гг. Виктор Михайлович Чернов посетил Палестину, более 4 месяцев ездил по стране, знакомился с жизнью различных слоев населения, посетил многие города и сельские поселения, фабрики и кибуцы, учреждения и учебные заведения. Результаты своих наблюдений, свои впечатления от увиденного он отразил в серии газетных статей, в подготовленных, но неопубликованных главах большой книги «Палестина: Поездка Виктора Чернова, 1934-1935». Кроме того, имеется значительное количество заметок, кратких записей, статистических сведений, сделанных в ходе поездки рукой Чернова. Все эти материалы хранятся в архиве Амстердамского Международного института социальной истории и их ксерокопии были любезно предоставлены нам.

Не касаясь всех проблем, поднимавшихся Виктором Михайловичем, остановимся на тех моментах, которые связаны с оценкой им успехов социалистического строительства в Палестине.

В главе неопубликованной книги о поездке в Палестину, названной «Палестинский опыт конструктивного социализма», Чернов отмечал, что еврейские рабочие Палестины нашли свой путь к социализму: если в Европе отправная точка социализма в городе, в индустрии, в пролетариате, то социализм Палестины начинается с деревни, где кибуцы3 стали основной строительной ячейкой социализма4. Здесь, по мнению Виктора Михайловича, сумели решить вопрос о земельной собственности, перед которым робели европейские социалисты, - создан неотчуждаемый национальный земельный фонд, переданный в пользование или кибуцам, или семейным коллективам, не применяющим наемного труда (мошав)5. Если в первые годы своего существования кибуцы и мошавы получали дотации, то с созданием кооперативных центров по закупке необходимых деревне товаров, сбыту и переработке сельскохозяйственной продукции доходы в сельском хозяйстве резко возросли и большинство кибуцев стали получать значительную прибыль.

Чернов подчеркивал, что именно в деревне началось социалистическое строительство Палестины, здесь попытались создать «… высшую форму коллективной жизни – интегральную коммуну; психологией коллективизированной деревни навеяна и основная идея сионистского социализма – построить все народное хозяйство Палестины на трудовых, кооперативных, коллективистских началах. Если бы эта идея могла быть реализована – то оказалось бы, что еврейский социализм у себя в Палестине осуществил старую мечту русского социалистического народничества, так и оставшеюся мечтой, совершенно миновать стадию капиталистического развития, придя к социализму непосредственно через объединение трудового хозяйства на путях кооперативной эволюции»6.

Анализируя положение в городах Палестины, Виктор Михайлович отмечал, что в них, несмотря на все усилия Гистадрута7, обстановка для социалистического строительства совсем иная: наличие и рост частно-капиталистических предприятий, слабость потребительской и производительной кооперации – все это препятствовало успехам социализма среди еврейского населения городов и позволяло еще более высоко оценить достижения социализма в деревне8.

Одна из глав рукописи Чернова носит название «Палестинская квуца» и в ней описываются причины появления такой формы ведения сельского хозяйства, ее развитие и ставится вопрос об ее перспективах. Автор рукописи признавал, что выбор был вызван спецификой условий, в которых еврейские поселенцы приступили к работе на палестинской земле, трудные для обработки земли, тяжелый и непривычный климат, опасность нападения бедуинов и т. д. не оставляли одиночке возможность выжить. Нужен был коллектив, и он возник в виде кибуца, первоначально объединившего молодых холостых или не привезших своих семейств мужчин, прибывших в Палестину из разных стран, чтобы возродить землю праотцов. Постепенно кибуцы выросли, условия жизни улучшились, но навыки совместной работы и жизни сохранились и получили дальнейшее развитие. Если первоначально кибуц напоминал бригады сезонных рабочих в России, то со временем он превратился в нечто подобное фаланстьерам Фурье. Что отличало палестинский кибуц. Во-первых, общий труд на земле и в мастерских; во-вторых, общие доходы, разделяемые не по труду, а по количеству людей, проживавших в кибуце, включая детей и пенсионеров; в-третьих, отсутствие всякой частной собственности, вплоть до жилых помещений, мелкого скота и птицы, орудий труда; в-четвертых, участие всех членов коллектива в решении вопросов его жизни; в-пятых, общественное воспитание детей с самого раннего возраста; в-шестых, отсутствие денег при всех расчетах внутри кибуца и т. д.9

Чернов ставил вопрос: а не трудно ли выдерживать людям такую жизнь на виду всего коллектива? Понятно, что это было неизбежно на первом этапе, но теперь, когда кибуцы стали на ноги, уровень доходов в них достаточно высок, отдельные семьи могли бы потребовать выделить им их долю и зажить самостоятельно, ведя индивидуальное хозяйство. Наблюдения самого автора, беседы с жителями кибуцов привели Виктора Михайловича к выводу, что многие молодые люди, окончив школу и имея выбор, все-таки оставались в кибуце, а не уезжали в город. Те же, для кого общественная жизнь стала трудной, могли вести свое индивидуальное хозяйство на земле, не используя наемный труд и объединяясь с другими индивидуальными хозяйствами в разные формы кооперации, то есть создавая мошавы. Отмечая, что в последние годы в мошавах переходили к общественной обработке земли, Чернов считал их этапом на пути к кибуцу, указывал, что между ними нет принципиальной разницы, а различие лишь количественное – в степени кооперирования10. В связи с этим Виктор Михайлович вспоминал, как в бытность его министром земледелия Временного правительства «… был выработан законопроект, по которому все земли всей России превратились бы в один всероссийский, только не одно-, а всенациональный «Керен Кайемет»11. На этой основе и предполагалось организованное землеустройство, берущее за исходный пункт семейно-трудовое крестьянское хозяйство и ведущее его путем кооператизации и коллективизации в социально-трудовое государство будущего»12. Таким образом, Чернов увидел в Палестине осуществление той программы социализации земли, за которую вели борьбу в России эсеры и разработкой и пропагандой которой он сам занимался десятки лет.

Большое впечатление на Чернова произвел уровень достижений в производстве сельскохозяйственной продукции в кибуцах, в которых коровы давали в среднем в год по 4,5 тыс. литров молока, курицы несли до 300 яиц в год, орошение позволяло ежегодно получать высокие урожаи зерновых, овощей и фруктов. Поразили его огромные столовые, в которых одновременно обедали все члены кибуца (а это несколько сотен человек), высокое качество приготовления еды, наличие особых кухонь и особых столовых для детей. Подводя итоги изучения кибуцов, Виктор Михайлович писал: «Без квуцы не было бы современной Палестины. И квуца, часто поступаясь собственной организационной упорядоченностью и материальным благоустройством, продолжает стоять на своем посту. Она служит орудием колонизации13, она приспособляет пришельцев к новой жизни, она перевоспитывает их, она для обновленной Палестины взращивает обновленного, глубоко общественного, социального человека»14.

Поездка Чернова в Палестину проходила в то время, когда в Советском Союзе завершалась сплошная коллективизация сельского хозяйства, и Сталин заявил на первом съезде колхозников-ударников: «… что колхозный путь, путь социализма является единственно правильным путем для трудящихся крестьян»15. В речах советских руководителей, в советской печати постоянно подчеркивалось, что колхозы спасли миллионы бедняков от нищеты, миллионы середняков от разорения, подняли уровень благосостояния в деревне, открыли ей широкую дорогу к зажиточной жизни. В обстановке экономического кризиса, охватившего капиталистический мир в 1929-1933 гг., многие на Западе, особенно среди лево настроенной интеллигенции, поверили в это советское чудо преобразования деревни. В такой обстановке эсеровские лидеры были в числе немногих социалистов, относившихся критически к сообщениям об успехах социалистического строительства в СССР. Не случайно поэтому Виктор Михайлович Чернов в своих статьях и рукописях о Палестине такое большое внимание уделял сравнению кибуцев с колхозами, знакомил кибуцников с Примерным уставом колхозов, выяснял их мнение. В рукописи книги есть специальная глава «Квуца и колхоз», но и в других главах проводился их сравнительный анализ.

Беседы с членами кибуцев, особенно молодежью, убедили Чернова, что в Палестине плохо знакомы с подлинной жизнью в советских колхозах. Отсюда полное и безоговорочное сочувствие сталинскому курсу колхозного строительства, а также мнение, что колхозы и кибуцы – это одно и тоже. Более того, многие считали кибуц первоначальной, подготовительной фазой к будущим колхозам16. Как раз к этому времени подоспел принятый на съезде колхозников-ударников Примерный устав колхоза. И Виктор Михайлович, сравнивая этот устав с жизнью кибуца, доказывал, что истинный путь к социализму прокладывался не в Советском Союзе, а в палестинском кибуце. Сразу бросалось в глаза наличие в колхозах, по уставу, приусадебных участков и скота в личной собственности членов артели. Ничего подобного не было в кибуце, где все трудились сообща и все силы отдавали работе на благо общества. Приусадебный участок и личный скот разобщали членов коллектива, намного снижали их усилия в коллективном хозяйстве. Поэтому писал Чернов – только кибуц воплощал будущее деревни, только он вел к социализму. Разбросанность колхозников по приусадебным участкам не позволяла наладить общественное питание, мешала общественному воспитанию детей, тормозила освобождение женщин от семейного рабства17. Далее в уставе сельскохозяйственной артели говорилось о полеводческих бригадах, закрепленных за ними на срок севооборота постоянных участках и назначенных сверху на два года бригадирах. Все это для члена кибуца непонятно и чуждо, противоречило принципам организации коллективного труда. Не могли в кибуце воспринять и существовавший в колхозе способ оплаты труда, когда тракторист получал за рабочий день в шесть раз больше трудодней, чем кухарка, уборщица или сторож18. Оперируя материалами советской печати, Виктор Михайлович отмечал, что в колхозе могли и не выдать трудодни, вычесть значительную их часть в виде штрафа, использовать распределение трудодней для сведения личных счетов и т. п. Ничего подобного, подчеркивал Чернов, невозможно в кибуцах19. Заявляя, что устав колхоза – шаг назад, по сравнению с правилами жизни в кибуцах, он отмечал, что на практике разрыв еще больше. Принципиальные отличия колхоза и кибуца заключались в том, что колхоз – организация авторитарная, а кибуц – свободная; колхоз создавался принудительно сверху, а кибуц – результат социалистического строительства снизу; колхозизация – форма подспудной гражданской войны, кибуц – символ солидарности, творчества и мира; через колхозы город осуществлял опеку над деревней, а кибуц – символ автономного самостоятельного развития деревни20. Заканчивая главу «Квуца и колхоз», Чернов делал вывод: «Социалистическое строительство рабочей Палестины – не воспроизведение в палестинском микрокосме того, что делается во всесоюзном советском микрокосме. Социалистическое строительство рабочей Палестины противостоит советскому строительству в качестве его антипода. Между тем и другим надо сделать выбор. И если одно из них – правда, то другое – ложь»21. Таким образом, В. М. Чернов пришел к выводу, что не в Советском Союзе, а на древней земле Палестины трудами еврейских переселенцев начинал осуществляться социалистический идеал в деревне.

Со времени посещения Палестины В. М. Черновым прошло почти 70 лет. В мире произошли огромные перемены, советский опыт колхозного строительства себя не оправдал, социализм в СССР не был построен. Потерпели неудачу и многие другие варианты социалистического строительства. А в Израиле продолжают существовать и успешно действовать кибуцы, дающие в настоящее время около трети сельскохозяйственной продукции страны. Но и здесь социалистический путь не оказался всеобщим, развитие рыночных отношений трудно уживается с коллективистским образом жизни в кибуцах, многие политические партии Израиля – их решительные противники. Так что надеждам Виктора Михайловича Чернова не суждено было осуществиться. Но опыт, у истоков изучения которого стоял Чернов, имеет, по нашему мнению, непреходящий характер.

Примечания

1 См., например, Петренко Е. В поисках новых путей. Западная социал-демократия и современные реалии // Свободная мысль. 2002, № 4.

2 См.: International Institute of Social History. V.M. Сhernov’s Archives. (Далее – IISH ChA). Folder 21.

3 В тексте В. М. Чернова везде пишется «квуца», мы используем современное написание – «кибуц».

4 См.: Чернов В.М. Палестинский опыт конструктивного социализма // IISH ChA. Folder 21.

5 См.: Там же.

6 Там же. Теперь уже очевидно, что мечта придти к социализму, совершенно минуя стадию капиталистического развития, нереальна, утопична. Даже в Израиле, где кибуцы до сих пор играют большую роль в сельском хозяйстве, не они определяют развитие страны в целом, а рыночные отношения.

7 Гистадрут – профсоюзное объединение еврейских трудящихся Палестины; в него могли вступать только лица, непосредственно занимавшиеся трудовой деятельностью. Гистадрут одновременно владел предприятиями, руководил кооперативным движением, определял политику еврейской рабочей партии.

8 См.: IISH ChA. Folder 21.

9 . См.: Там же.

10 См.: Там же.

11 Керен Кайемет – так назывался общееврейский земельный фонд Палестины.

12 IISH ChA. Folder 21.

13 Под колонизацией В. М. Чернов подразумевал освоение земель Палестины.

14  IISH ChA. Folder 21.

15 Сталин И. В. Соч. Т. 13. С. 245.

16 См.: IISH ChA. Folder 21.

17 См.: Там же.

18 См.: Там же.

19 См.: Там же.

20 См.: Там же.

21 См.: Там же.

Источник: Мировая социал-демократия: теория, история и современность. Материалы международной исторической конференции. Москва, 25-26 июня 2003 г. М.: Собрание, 2006. С.420 – 426.